Здоровье25 октября 2021 22:00

«Транспорта хватает. Специалистов дефицит»: врач станции скорой помощи Рыбинска рассказал о ситуации с COVID-19

При каких симптомах нужно вызывать «скорую», сколько вызовов в день обслуживает станция и почему врачи едут так долго?
На вопросы о работе скорой помощи заместитель главного врача по медицинской части станции скорой помощи Рыбинска Елизавета Буракова

На вопросы о работе скорой помощи заместитель главного врача по медицинской части станции скорой помощи Рыбинска Елизавета Буракова

В социальных сетях от жителей Ярославской области поступает немало жалоб на работу скорой помощи, особенно много претензий накопилось в адрес рыбинских медиков. Почему скорая помощь сейчас не такая и скорая объяснила заместитель главного врача по медицинской части станции скорой помощи Рыбинска Елизавета Буракова.

– Как вы, являясь работником скорой помощи, который видит ситуацию изнутри, оцениваете эпидемиологическую обстановку?

– Она у нас сейчас крайне напряженная, каждый день количество заболевших коронавирусом растет. И самое главное – растет количество тяжелых пациентов – люди болеют в среднетяжелой и тяжелой форме.

– Сколько вызовов ежедневно вы принимаете?

– Ежедневно мы обслуживаем порядка 200-220 вызовов. Из них примерно 100 в день – ковидные. Госпитализировать приходится порядка 95% пациентов именно с коронавирусной инфекцией.

– А по какой причине? У них достаточно быстро развивается вирус?

– Кто-то изначально заболел тяжело, кто-то болел в более легкой форме, и не было лечения, например, и тогда эти пациенты «тяжелеют». В эту волну мы часто наблюдаем ситуации, когда болезнь очень быстро развивается и буквально за сутки человек может «затяжелеть».

– Хватает ли коек, обеспеченных кислородом и ИВЛ на всех?

– Постоянно разворачиваются дополнительные койки. Их занятость сейчас составляет 100%, поэтому приходится добавлять новые, в том числе и кислородные. Их не всегда хватает, но работа ведется в регионе. К 8 ноября 75% коечного фонда должно быть с кислородом. Мы этого ждем, к этому идем, для этого все делается.

– Пока дефицита не испытываем?

– Он есть, но мы выручаем друг друга. Если коек нет поблизости, можем госпитализировать пациента в другой город.

Ежедневно скорая помощь Рыбинска обслуживаем порядка 200-220 вызовов

Ежедневно скорая помощь Рыбинска обслуживаем порядка 200-220 вызовов

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

– Кто может лечиться дома? Как определить легкую степень?

– Легкая степень – когда заболевание протекает без выраженного интоксикационного синдрома, есть небольшой подъем температуры – обычно это до 38. В целом эти пациенты чувствуют себя неплохо: у них нет признаков дыхательной недостаточности.

– Дыхательная недостаточность – повод вызвать скорую помощь?

– Это основной критерий. Если появилась одышка, выраженный интоксикационный синдром, длительная температура до 40 градусов, которая плохо снимается жаропонижающими препаратами – конечно, нужно вызывать «скорую».

– Есть какие-то симптомы, о которых обязательно нужно рассказать при обращении в скорую помощь?

– Вызовы скорой помощи делятся на две категории: экстренные и неотложные.

Экстренные – это все вызовы, при которых идет угроза жизни. Это нарушение сознания, дыхания, несчастные случаи, травмы, ДТП, ЧП. На эти вызовы мы должны выехать незамедлительно. Прибыть на них по закону мы обязаны в течение 20 минут. Если возникает нарушение дыхания и человек или его родственник при обращении в скорую помощь это обозначит, данный вызов будет считаться экстренным. Нарушение дыхания – это увеличение частоты дыхательных движений, чувство нехватки воздуха, посинение кончиков пальцев, носа, губ.

Вызовы неотложной категории – обострения хронических заболеваний, не угрожающие жизни, инфекционные заболевания, например, ОРВИ, если просто температура, это повод к неотложному вызову. Это не экстренный вызов.

– Бывает так, что человек заболевает ОРВИ, и ему кажется, что ему тяжело дышать, что у него все плохо. Есть ли какой-то способ проверить себя?

– Можно почитать свою частоту дыхательных движений – самому или попросить находящегося рядом человека. В норме она должна составлять до 20 дыхательных движений в минуту. Еще сейчас многие приобретают пульсоксиметры. Это полезная вещь. Человек лишний раз посмотрит, какая у него оксигенация, и не будет волноваться. В норме оксигенация должна составлять 96% и выше.

– Если эти показатели в норме, можно спокойно лечиться дома и дожидаться участкового врача, не вызывая «скорую»?

– Участкового врача нужно было вызвать сразу, как только человек заболел. Это очень большая ошибка, когда человек заболевает и в первый день вызывает скорую помощь просто с температурой. Мы приезжаем и не видим еще развернутой клиники: у пациента просто температура, просто симптомы ОРВИ. Единственное, что мы можем ему порекомендовать – прием жаропонижающих и вызов участкового терапевта, который распишет уже основное лечение. Скорая помощь лечение не назначает, мы рецепты не выписываем, и мазок мы не берем, поэтому правильным будет обратиться сначала в поликлинику, вызвать врача на дом.

Если в дальнейшем состояние будет ухудшаться, появятся признаки дыхательной недостаточности, тогда нужно вызывать скорую помощь.

Летом в защитном костюме жарко, а зимой холодно

Летом в защитном костюме жарко, а зимой холодно

Фото: Артем КИЛЬКИН

– Каков уровень обеспеченности скорой помощи спецтранспортом? Имеется ли нехватка машин или специалистов?

– Я могу ответить только за свою станцию, но, думаю, эта проблема повсеместна: специалистов, конечно, дефицит. Но мы стараемся, комплектуем бригады, у нас бригады работают на ставку, на полторы, на две, перекрывая отсутствующих работников. Также не стоит забывать, что мы тоже люди: мы тоже болеем, у нас тоже есть отпуск, есть обязательная учеба, как и у всех медработников.

Автотранспорта у нас хватает. Транспорта у нас больше, чем бригад.

– Почему сейчас возникла проблема долгого ожидания скорой помощи?

– Длительное ожидание скорой помощи у нас, в Рыбинске, было связано с тем, что работал только один томограф. А каждого пациента в средне-тяжелом и тяжелом состоянии мы должны отвезти на компьютерную томографию органов грудной клетки.

Время ожидание в очереди на томограф было очень длительным. Пациенту выполнялась томография, описывался результат, и уже по результатам бригада решала вопрос о дальнейшей маршрутизации пациента.

Далее мы звонили старшему врачу и узнавали, где какое количество коек: женских, мужских, кислородных и бескислородных, есть реанимация или ее нет. Много факторов, которые учитывались и учитываются. Все это время бригада скорой помощи находится с пациентом. Только после того, как она привезет человека в лечебное учреждение, медики могут ехать на следующий вызов.

Если пациент тяжелый или с тяжелой сопутствующей патологией, такой как хроническая почечная недостаточность, или это беременная женщина, везем только в Ярославль, в госпиталь ветеранов и сейчас - в клиническую больница им.Семашко.

– Сколько был ваш самый долгий вызов?

– 7 часов с одним пациентом.

– Есть ли приоритеты, исходя из которых бригада направляется к пациентам?

– Конечно. У нас каждой станции скорой помощи создан оперативный отдел. Этот отдел состоит из фельдшеров по приему вызовов и старшего врача. Фельдшеры присваивают категорию – неотложный или экстренный вызов, они ставятся в очередь. Есть очередь из неотложных вызовов и очередь из экстренных вызовов. Естественно, экстренные вызовы будут в приоритете.

Если пациент перезванивает и говорит, что состояние ухудшилось, его из одной очереди перекидывают в другую, ставят пометки, поднимают наверх. Этим всем управляет оперативный отдел.

– 24 часа в антиковидном костюме – сложно?

– Летом, конечно, тяжело, потому что было очень жарко, дышать нечем, а сейчас, когда нежаркая погода, находиться можно. Зимой другая проблема – будет холодно и сыро в антиковидном костюме.

– Как сотрудники скорой помощи защищены от коронавируса и происходит ли обработка транспорта после перевозки больных коронавирусной инфекцией?

– Во-первых, мы все сделали прививки. Причем многие уже прошли ревакцинацию. Привитость среди медиков составляет порядка 98%. Также у нас индивидуальные средства защиты: костюмы, маски, респираторы, перчатки. Санитарная обработка машин обязательна.

– Сами заражались коронавирусом? Тяжело болели?

– У нас, к сожалению, в прошлом году был один смертельный случай, хотя заразился человек дома от родственника. Несколько человек были с пневмониями, а остальные переболели в достаточно легкой форме.

– А есть какая-то статистика по людям, сделавшим прививку? Действительно ли они болеют легче?

– Официальной статистики нет, но мы по своим наблюдениям видим, что пациенты, которые привиты, болеют в более легкой форме. Тяжелые состояния у них бывают крайне редко, а летальных исходов нет.

– То есть все летальные исходы – это непривитые?

– Да, это непривитые. И все, кто лежит в реанимации сейчас, это непривитые или те люди, у которых не закончена иммунизация – например, спели только первым компонентом привиться.

– Может ли человек самостоятельно отправиться в больницу, не дожидаясь скорой помощи?

– Непонятно, в какую больницу он пойдет. Если человек заболел, он может вызвать на дом врача из поликлиники или пойти в поликлинику, если у него нет температуры.

Но если ваш вызов записали, не надо переживать, никто его просто так не удалит, к вам обязательно приедут. Если вам стало лучше или вы дождались прихода участкового врача, пожалуйста, позвоните на станцию и отмените вызов. Очень часто бригады приезжают, а им не открывают двери. Перегоны порой составляют десятки километров из одного района в другой. Если вдруг станет хуже, лучше вызовете «скорую» снова.

Если кому-то нужна консультация, у нас всегда работает старший врач в оперативном отделе. Можно позвонить и проконсультироваться – врач вам ответит. Кому-то порой этого уже достаточно.