Звезды

Валерий Кириллов: «Обожаю женские капризы!»

Заслуженный артист РФ, актер театра имени Волкова получил звание Народный артист России

Актера театра имени Волкова Валерия Кириллова знают многие. Актер и режиссер в театре имени Волкова очень востребован. Но знают его даже те, кто в Волковском никогда не был. Где-то харизматичный актер вел корпоратив, кто-то видел его в сериалах и рекламе, некоторые стали свидетелями шоу, которым стала церемония зажжения малой олимпийской чаши в «Арене-2000». Так что в Ярославле Валерий Кириллов уже негласно стал именно народным. А теперь получил официальное звание, с которым его и поздравила «Комсомолка».

НАШЕ ДЕЛО СКОМОРОШЬЕ - РАДОСТЬ ЛЮДЯМ ПРИНОСИТЬ

- Валерий Юрьевич, мы вас от души поздравляем! Понятно, что «Народный артист РФ» - это звание высокое. А для вас оно насколько важно?

- Для меня это важно, когда я смотрю на это глазами моей крестной, моей мамы, своих детей. Полина (дочка, - прим. ред.) сказала: «Папа, мне в день рождения столько людей не позвонили, сколько позвонили тебе, чтобы поздравить». Вот когда смотришь на это звание глазами близких людей - это значимо.

- Ярославцы вас видят, как правило, в характерных ролях. Ваши герои часто заставляют смеяться до слез. Не надоело играть комических персонажей?

- Нет! Феликс Иннокентьевич Раздьяконов, замечательный Народный артист, говорил: «Наше дело скоморошье - радость людям приносить!» Самое страшное для актера - вызвать жалость: немощью, своей несостоятельностью. А вызвать смех – да ничего лучше быть не может.

- И все-таки, наверно, иногда хочется разнообразия?

- Хочется. Наверно, шаг в режиссуру с этим и связан. Захотелось поискать то, что я сам, как актер не испытываю, находясь на сцене. Дать другим эту радость открытий. Открытий театра искреннего, ранимого, наивного. Театр должен быть демократичным.

- В финале вашего спектакля «Бабушка, Илико и Илларион» невозможно сдержать слезы. Сложно было решиться на такую лирическую постановку?

- Наоборот! Я долго искал что-то такое созвучное своему мироощущению, то, что пробивалось бы к душе человека, к тем ценностям, мимо которых не пройти, не проехать: это любовь, это семья, это наш двор, наша деревня - наш мир со всеми сложностями, противоречиями. Мы очень быстро с руководством договорились, что именно это произведение должно войти в репертуар камерной сцены. В этом плане, на мой взгляд, театр переживает очень хороший период. Дается возможность ставить эксперименты, в том числе на тот взгляд на театр, который проповедую я. Вот захотелось мне в «Кошки-мышки» Анатолия Колбешина пригласить. Дирекция сказала: «Да, пожалуйста, берите!». Сказал: «Хочу скайп». Ответили: «Пожалуйста, давайте сделаем большой экран». Эксперименты в театре совершенно необходимы.

УСПЕХ В ПОДУШКАХ

- Вы успех чем измеряете?

- Своими мыслями с подушкой. Можно иногда обмануть публику, несмотря на то, что она умная, жесткая. Можно обмануть критику. Себя обмануть невозможно. Та оценка, которую ты сам себе ставишь - это то, как тебя научили твои театральные учителя. Важно, научили ли они тебя быть в согласии с собой, со своей головой, чтобы не съезжала крыша от всяких звездных болезней. Я очень благодарен своим учителям Глебу Борисовичу Дроздову и Анатолию Гафаровичу Абдуллаеву и своему учителю по режиссуре Борису Гавриловичу Голубовскому - совершенно замечательному старцу! Это последний из могикан, который преподавал в ГИТИСе. Благодаря ему мозги встали на место и систематизировались познания в режиссуре. Вот их я могу назвать своими учителями. Они сделали самый большой взнос в то, что я из себя представляю на сегодня.

- Вас знают в Ярославле как актера, режиссера, шоумена, постановщика массовых мероприятий. Говорят, что вы можете все. Настоящий человек-оркестр.

- Мне интересно пробовать разное. Интересно было сниматься в рекламных роликах у моих друзей, потом эти ролики самому делать. Интересно было дублировать фильмы в далекие советские времена, вести юбилеи, потому что это составляющие одной профессии: творческий человек. Бывает, что приходится подчинять несколько тысяч человек, как это было на эстафете олимпийского огня, как это бывает на театрализованных действах, посвященных Дню Победы, в Калуге у меня с огромными массовками идут спектакли и «Примадонны», и «За двумя зайцами»…

- Ощущаете кайф от этого?

-Да! Абсолютный! Один очень известный дирижер сказал: «Кто хоть раз в жизни взял в руки дирижерскую палочку и почувствовал повиновение оркестра, тот никогда уже ее из своих рук не выпустит».

КОНЦЕРТ ДЛЯ ДОЯРОК

- В вашей жизни лицедейство - это страсть с детства?

- Да, я ходил с мамой, которая работала дояркой, на коровник и в красном уголке устраивал концерты для ее коллег - больших сильных женщин, которые отдыхали, сидя на флягах из-под молока. Читал, пел, показывал пародии - всех своих односельчан. С пластинок заучивал монологи Райкина, Хазанова.

В наш сельский клуб приезжали артисты из филармонии, и конферансье объявлял: «А теперь прозвучит ария такого-то…». Наши простые дядьки и тетьки тогда говорили: «Да ладно, вам, ария, ария… Валерка, выйди, изобрази нам что-нибудь наше!». Меня, девятилетнего шкета, ставили на сцену, и я развлекал своих односельчан. В десятом классе у меня был свой бенефис в нашей школе. Двухчасовой, с песнями, танцами, пародиями, анекдотами. А потом был воронежский театральный институт, затем армия.

- Бытует мнение, что актер - это не мужчина?

- Неправда. Всю мебель в своей первой квартире я сделал своими руками. Я построил баню сам. Мы с моими односельчанами сами провели газ, газифицировали мамину улицу.

АБСОЛЮТНАЯ ХИМИЯ

- Сейчас вы живете в окружении женщин. Жена, три дочери, внучка. Каково жить в «гареме»?

- Я обожаю женские капризы. Когда мужчина капризен - это плохо. Это вызывает раздражение. Он производит впечатление не очень умного человека. А когда это женские капризы, да еще дочерей… Для чего мы еще на этой земле? Их надо холить, лелеять, баловать, обязательно баловать!

- Бывают разные дни. Бывает раздрай. Как себя вытаскиваете?

- Надо просто сразу начать что-то делать.

- У занятой пчелы нет времени для печали?

- Абсолютно. Надо начать разбирать пьесу, сходить в кино, повстречаться с друзьями, куда-то двинуться. Или наоборот, закрыться на пару суток в комнате и смотреть тупые сериалы, когда ты ни о чем не думаешь. Надо что-то сделать для кого-то, чтобы тебя прибавилось. И когда мы выходим на сцену - чем больше ты вбросишь в зрительный зал сил, энергии, чувств, тем больше к тебе вернется. Этой профессией и стоит заниматься ради вот этого энергетического обмена, когда на сцене возникает химический процесс между актером и зрительным залом. Это абсолютная химия и непонятно, откуда возникают чувства сопереживания, радости, либо хорошей лирической задумчивости, паузы, потому что когда зал молчит - это тоже кайф.

- Насколько изменился, на ваш взгляд, театр имени Волкова за последние пять лет?

- Появилась готовность поддержать, исчез ложный пафосный академизм.

- Кому-то нравится быть любимым. Кто-то предпочитает любить сам. У актера такого выбора, наверно, нет. Его любят и все тут. Сложно принимать любовь?

- Это часть профессии! Желание нравиться у актера должно быть в крови. Профессию актерскую часто называют не мужской, потому что у него должно быть желание и умение нравиться. Желание быть любимым, восхищать, поражать, все те качества, без которых наверх пирамиды не подняться. Конечно, должно быть обаяние, ум, такт, но изначально - вот, есть тысяча человек, и надо им нравиться!