Премия Рунета-2020
Ярославль
+14°
Boom metrics
Победа25 января 2012 12:31

Там, где в наши дни детские горки, в войну круглосуточно строили заградукрепления

30 января исполняется 70 лет со дня окончания строительства оборонительных рубежей вокруг Ярославля [фото + видео]
Источник:kp.ru

Мало кто из жителей Ярославля, проезжая мимо Тверицкого бора в Заволжском районе, знает, что здесь, на месте детской площадки с горками, во время войны размещался штаб обороны города. Эти оборонительные рубежи ярославцы создавали в тяжелейших условиях. 70 лет назад, 30 января 1942 года, строительство заградительных укреплений было закончено. Давайте вспомним о тех далеких военных днях…

Своими силами

С 13 октября 1941 года на фронтах развернулись ожесточенные бои на всех оперативно важных направлениях, ведущих к Москве. Угроза вторжения гитлеровских войск нависла и над нашей областью. В эти дни она находилась от фронта в 8 - 10-часовом броске вражеских танков. По сути, стала прифронтовой.

14 октября в Кремль пригласили руководителей Ярославской, Ивановской и Горьковской областей. Было дано задание: в срочном порядке построить оборонительные рубежи вдоль Волги. Возведение сплошной линии обороны предусматривалось от Углича до Рыбинска, от Рыбинска до Костромы. Кроме того, сплошная линия обороны должна была соединить Углич с Ростовом и затем пройти через Гаврилов-Ям на Иваново.

Людей и материалов не выделялось. Все - своими силами. Руководство области в срочном порядке создало Управление оборонительных работ. Предстояло в считанные дни мобилизовать население, транспорт; найти стройматериалы, инструмент. Организовать хотя бы минимально необходимые бытовые условия и снабжение строителей продуктами, одеждой и обувью.

Круглосуточный режим

22 октября был создан Ярославский Государственный Комитет обороны (ГКО) под руководством Николая Патоличева. В этот же день решением облисполкома была введена обязательная платная трудовая и гужевая повинность для выполнения специальных работ.Всю трассу строительства оборонительных рубежей поделили на Полевые строительства (ПС), которые закреплялись за районами. Так, ПС-19 строил рубеж от Константиновского завода до поселка «Красный Профинтерн». Штаб этого ПС размещался в районе Филино.

Все руководящие работники были переведены на круглосуточный режим работы, ночевали в своих кабинетах.

Уже в конце октября на трассе работали 105 тысяч человек - учителя, служащие, студенты, старшеклассники, колхозники. Зачастую - женщины и подростки. Большинство из них впервые взялись за лопаты, ломы, кувалды и носилки. К 30 ноября на трассе уже работали 174036 человек.

Валенки худые

Все предприятия области по указанию ГКО стали работать на строителей. В кратчайшие сроки изготовили 205 тысяч лопат, 90 тысяч ломов, 46 тысяч металлических клиньев, 34 тысячи кувалд, 24 тысячи кирок… Многие предприятия в срочном порядке шили зимнюю одежду и обувь. Но всего этого не хватало, так как многие мобилизованные приходили на трассу в осенней одежде.

В первых числах ноября уже затрещали зимние морозы. Представьте себе: доходило до минус 30 градусов, а почти все земляные работы производились вручную! Грунт промерз очень глубоко. Лопаты, кувалды, топоры ломались как спички - а люди работали. Валенки и ватники моментально приходили в негодность. Везде организовали мастерские по починке обуви, но не хватало починочных материалов, особенно дратвы. Начальник ПС-17 Дубинский докладывал Ярославскому ГКО: «…В середине ноября… по Даниловскому району отремонтировано 1036 пар валенок и 544 пары другой обуви. Однако ряд рабочих все еще продолжают оставаться на трассе в плохой обуви и одежде. Мастерские из-за нехватки починочных материалов не справляются с заданиями, поэтому 156 человек имеют валенки худые и не пригодные к ремонту, у 424 рабочих валенки требуют ремонта, у 248 человек худая одежда…»

Мобилизованные жили в окрестных селах. Здесь же создали столовые и медпункты, в которых работали 210 врачей. Доставлять материалы к месту строительства было неимоверно сложно - оборонительные рубежи в основном проходили по болотам и лесам. Снежные метели в считанные часы заносили дороги.

«При 32-градусных морозах, казалось, что земля превратилась в железо, и никакими силами ее не поднять, - писала выходившая тогда газета «За Родину». - Да, было трудно, варежки примерзали к железным ломам, холодный ветер пронизывал до костей, спина ныла от усталости, но надо было строить оборонительные рубежи, и люди строили».

«Я старалась, как можно больше захватить лопатой земли»

Читая выдержки газет, приходишь в ужас. Нам, городским, изнеженным, те условия жизни сейчас просто не представить…

Из той же «За Родину»:

«Рабочий день. Он начинался рано. Еще темно, а трасса уже оживает. Бригады занимают свои места на котлованах, раскидывают снег и еловые ветви, которыми с вечера закидывали котлованы и траншеи, чтобы не сильно промерзала земля. В некоторых местах к этому времени подрывники успели уже взрыхлить мерзлоту своими взрывами… В некоторых местах, где трасса проходила по лесу, впереди шли лесорубы и корчеватели пней. Поздно вечером заканчивается работа на трассе. Строители направляются домой в деревни… А в штабе собирались прорабы, десятники, бригадиры. Они обсуждали ход работы и намечали объемы работ на следующий день…»

Начальник третьего участка Воробейчик вспоминал: «В середине января свирепствовал ледяной северный ветер. На открытых местах температура приближалась к 41-му градусу ниже нуля. Откровенно говоря, утром я сомневался, выводить ли людей на трассу. Но сомнения мои были рассеяны самими строителями. Они дружно, еще раньше, чем обычно, вышли к сооружениям. Ведь отчетливо виднелись завершающие работы…»

Звеньевая Анна Строгалова в статье «Как я выработала более трех норм» рассказывает: «Меня часто спрашивают, как я выработала за день больше трех норм. Я обычно отвечаю, что и это не предел. В дот день, когда я дала 343% к норме, мы работали звеном в три человека. Я копала и выкидывала землю на бровку, а другие две девушки ее откидывали и разравнивали. Во время рабочего дня я дорожила каждой минутой, старалась, чтобы мои подруги были загружены работой полностью. У меня свой прием работы. Лопата у меня уходит в землю не только при помощи нажима ногой, но и всего корпуса. Я старалась как можно больше захватить лопатой земли и прямо с места, не делая лишних движений, с размаху выкидывала землю на бровку…»

Где ловят карасиков…

И вот результат: за 80 зимних дней построено 201,5 км противотанковых препятствий, установлено 8826 противотанковых «ежей», тысячи огневых точек. Произведено 4323,6 тысячи кубометров земляных работ, 137 тысяч противопехотных препятствий.В поздравительном обращении к рабочим обкома партии и облисполкома говорилось: «…В осеннюю непогоду, в жесткие морозы и вьюги люди самоотверженно трудились на рубеже. Они защищали свой родной кров, счастье своих детей, свою свободу и независимость. Будни бойцов трудового фронта были наполнены подлинной героикой. Здесь тоже был фронт, все работали по-фронтовому, учась у бойцов Красной Армии мужеству, выносливости и стойкости…»

Сотни участников строительства были отмечены почетными грамотами и ценными подарками, а нескольким даже вручили именные золотые часы. Позже все участники строительства оборонительных рубежей были награждены медалями «За оборону Москвы» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

Сейчас там, где лютой военной зимой люди работали на износ, тихое, спокойное место - в народе этот пятачок прозвали Карпаты. Здесь резвятся детишки, гуляют семьи… От Мышкина до станции «Волга» эти места просто называют карьерами, и в них ребятишки летом удочками ловят карасиков. Вниз по Волге от Рыбинска эти сооружения называют дамбами.

И только высокие бугры напоминают о страшных днях…

Подготовили: Виталий НАСОНОВ, почетный строитель России, Татьяна НАСОНОВА, заслуженный учитель России.

Материалы для статьи были предоставлены Центром документации новейшей истории и музеем фирмы «Ярстрой».