Премия Рунета-2020
Ярославль
+10°
Boom metrics
Общество24 февраля 2022 12:56

«Многие считают нас предателями и перебежчиками»: девушка из украинского Николаева рассказала, почему три года назад ее семья решила бежать в Россию

Оставаться на родине больше не было ни сил, ни желания
С некоторыми друзьями общение пришлось прекратить из-за разных политических взглядов. ФОТО: из семейного архива автора

С некоторыми друзьями общение пришлось прекратить из-за разных политических взглядов. ФОТО: из семейного архива автора

Год назад в редакцию «КП-Ярославль» пришла молоденькая девочка и попросила взять ее внештатным корреспондентом. Посмотрели, как работает и решили, что нам подходит. И только потом мы узнали, что Рада и ее семья три года назад бежала из Украины в Россию.

Сегодня, когда ситуация в соседней стране обострилась до предела, Рада рассказала, почему три года назад ее родители бросили все в Николаеве и с дочкой-школьницей переехали в Ярославль, где у них не было ни родных, ни друзей. Дальше рассказ идет от ее лица.

С чего все начиналось

Меня часто спрашивали: «Почему вы переехали?». Я не всегда находила, что ответить. На самом деле, причина одна: дольше оставаться там мы не могли.

Тем, кто живет в России, и даже нам самим осознать это уже сложно. Казалось бы, что такого? Жить можно везде. Войны-то в нашем городе не было. Но если попытаться вспомнить все, что происходило, и заново это прочувствовать, то все становится понятно. Сама атмосфера, в которой приходилось находиться, буквально сводила людей с ума. Напряжение прямо-таки висело в воздухе, нервы у всех были натянуты, как струны. И эти струны периодически рвались: ссоры, скандалы, приступы ненависти, отчаяния… Люди не знали, кто друг, а кто враг, никому не верили, метались из стороны в сторону, не зная, что будет завтра.

Образование, призванное учить детей жизни и открывать им глаза на правду, стало инструментом для мощной и всеобъемлющей пропаганды. Оно находилось в руках тех, кто хотел вырастить поколение «патриотов» - а, в сущности, националистов – готовых выполнить любой приказ, поколение, воспитанное на ненависти и агрессии. Я хорошо помню, как в школе нас заставляли делать открытки для участников АТО – тех, кто воевал с восставшими на Донбассе; как каждый день крутили по радио гимн; как отчитывали за обращение к учителю на русском языке; как переводили на украинский язык стихи Пушкина… И, даже будучи ребенком, я замечала, что агрессии и ненависти ко всему русскому в моих одноклассниках становилось все больше.

Рада на параде 9 Мая. ФОТО: из семейного архива автора

Рада на параде 9 Мая. ФОТО: из семейного архива автора

Уровень несвободы и зависимости от решений вышестоящих органов был очень велик. Однажды танцевальный коллектив, которым руководила моя мама, решил поехать на международный фестиваль в Москву. Официального запрета на поездки в Россию не было. И тем не менее за день до выезда перед мамой поставили условие: либо коллектив остается, либо ее увольняют. Она сама написала заявление. А на следующий день ей и папе уже звонили из СБУ и вызывали на «беседу». В итоге все завершилось благополучно, но это событие сильно повлияло на наше решение переехать.

Помимо моральной нагрузки и эмоционального напряжения, нельзя забывать и об условиях жизни. Признаюсь, мы не бедствовали, у родителей была постоянная работа и стабильный доход. Но наш случай можно назвать чуть ли не исключением. В Николаеве, некогда бывшем одним из передовых промышленных городов Украины, предприятия закрывались одно за другим, люди теряли работу. Спортивные школы, образовательные учреждения, больницы – все приходило в упадок и прекращало действовать.

Какие у нас были перспективы? Продолжать делать вид, что ничего не происходит, раз за разом соглашаться с абсурдными и губительными для страны решениями власти, молчать и не высказывать свое мнение, потому что за него могут наказать. Получить образование в местном институте, который вот-вот закроют и потом работать за мизерную зарплату… Или уехать. Не побояться неизвестности, решиться и изменить свою жизнь коренным образом. Мы выбрали второй вариант.

Переезд

Почему мы выбрали именно Ярославль? Дело в том, что изначально мы планировали ехать в Ленинградскую область, но в последний момент этот вариант сорвался. Тогда перед нами встал выбор: либо оставаться на Украине еще год, либо ехать в любой другой город. В первую очередь мы подумали о Ярославле. Мама приезжала сюда в молодости, и этот прекрасный древний город покорил ее. Ни родственников, ни друзей у нас здесь не было, но мы все равно решили попробовать.

В Николаеве у семьи был стабильный доход. ФОТО: из семейного архива автора

В Николаеве у семьи был стабильный доход. ФОТО: из семейного архива автора

Конечно, прежде чем переехать, нужно было обеспечить себе хоть какую-то базу. Мы ехали по программе «Переселения соотечественников», и она нам здорово помогла, но усилий пришлось приложить немало. Около полугода мы собирали все нужные документы, занимались продажей квартиры и паковали вещи. Летом папа поехал в Ярославль, чтобы осмотреться на месте и подготовить квартиру. В ноябре, после окончания первой четверти учебного года, мы выехали и направились к границе. На ней нас продержали около 10 часов. Таможенники с российской стороны долго выясняли, по какой программе мы едем и есть ли у нас все, что нужно. Тогда она еще не пользовалась такой популярностью среди переселенцев, поэтому пограничники знали о ней немного. У нас также возникли проблемы с оформлением автомобиля, но и они в итоге решились.

В моем детском воображении переезд был не более чем увлекательным приключением, и я ждала, что после него у меня начнется новая жизнь: новый дом, школа, друзья… Не могу сказать, что мои ожидания совсем не оправдались. В чем-то мне пришлось разочароваться, а что-то вселило надежду. Расскажу по порядку.

Новая жизнь на новом месте

Первое впечатление на меня произвела новая квартира. Мы не покупали ее, поскольку папа заранее договорился о работе, служебное жилье ему к тому моменту уже выделили. Сама по себе она была неплохая: две комнаты, балкон, удобная планировка. Но состояние ее оказалось плачевным… Ни горячей воды, ни газовой плиты, ни стиральной машины. Ремонт и мебель такие, что об уюте и удобстве и говорить было нечего. Все это нам предстояло обустроить самим. Но спустя месяц наша квартира выглядела не хуже, чем та, в которой мы жили в Николаеве. Нужно было просто проявить терпение и преодолеть временные трудности.

Через неделю после приезда я пошла в школу. Помню, как специально вышла за час, чтобы точно успеть, но все равно сбилась с дороги и чуть не опоздала. Поначалу меня не покидало чувство неловкости и желание провалиться под землю. Но уже после первого урока я стала увереннее: на перемене ребята окружили меня и начали знакомиться, расспрашивать, рассказывать о школе. Чаще всего звучала просьба: «А скажи что-нибудь на украинском!», и меня это очень забавляло. Уже по окончании первого дня мое стеснение практически ушло, я вовсю общалась с новыми одноклассниками.

Надо сказать, что с самого начала пребывания в российской школе меня поразили некоторые детали школьной жизни. Например, обязательное ношение сменной обуви, уроки по 40 минут, дежурные в раздевалках. Но больше всего меня приятно удивили отношения между одноклассниками и их манера общения. Вежливые, приветливые, дружные, внимательные и главное – никакой агрессии. Я сразу почувствовала себя нужной и не лишней. Возможно, я просто была в сильном возбуждении, и воспринимала все слишком утрированно, преувеличенно, но мои украинские и русские сверстники казались мне совершенно разными людьми.

Что касается учебы и успеваемости, то с этим больших проблем не было. Вторую четверть я закончила хорошисткой. Сложности возникали только в технических предметах, где нужно было переводить и заново запоминать выученные на украинском языке термины и обозначения. Ну, и история была совсем другой. На то, чтобы со всем этим освоиться, мне понадобилось около полугода. Следующий год я закончила уже отличницей.

Что касается родителей, то, как я уже сказала, папа договорился о работе заранее, а мама уже через пару месяцев устроилась диспетчером в службу 112. У нас появился более-менее стабильный доход. Хотя я могу с уверенностью сказать, что им обоим было очень непросто.

Жалела, что уехали

В эмоциональном плане тоже было тяжело. Во-первых, давила вечно серая, промозглая погода, непрекращающийся дождь, а потом еще и холод. Нам, привыкшим жить на юге, в таких условиях было сложно. Во-вторых, мы практически сразу начали скучать по дому и родным. Конечно, мы поддерживали связь, но чувство одиночества не покидало. Во всяком случае, меня. Уже через пару месяцев я затосковала по Николаеву и начала жалеть, что мы уехали.

Солнечный Николаев сильно отличался от дождливого и мрачного Ярославля, но семья смогла привыкнуть и к такому климату. ФОТО: из семейного архива автора

Солнечный Николаев сильно отличался от дождливого и мрачного Ярославля, но семья смогла привыкнуть и к такому климату. ФОТО: из семейного архива автора

Как оказалось впоследствии, этот период нужно было просто перетерпеть. Спустя год меня перестало тянуть на Украину, я полюбила Ярославль и начала воспринимать его как свой дом. А сейчас я и вовсе не хочу даже на время уезжать отсюда. Наши родные нашли способ приезжать к нам, и я надеюсь, что они скоро переберутся сюда насовсем. Мы купили квартиру и живем в хороших условиях, жаловаться нам не на что. Родители работают, я учусь.

Конечно, мы не отделаем себя от тех, кто остался на нашей малой родине. Нам не безразлична их судьба, мы очень переживаем и изо всех сил стараемся не разорвать те оставшиеся нити, которые соединяют нас с этими людьми. Хотя иногда кажется, что это невозможно: многие считают нас предателями, перебежчиками, сепаратистами… И все же, несмотря на все разногласия, мы остаемся одним народом с общей судьбой и историей, и что бы ни случилось, мы готовы пройти это вместе.