Общество25 августа 2017 12:00

Юрий Аруцев: «Надо вернуть чистописание в школы»

Ярославский врач и педагог каллиграфии борется за красивое письмо
Ярославский врач и педагог каллиграфии борется за красивое письмо

Ярославский врач и педагог каллиграфии борется за красивое письмо

Фото: Наталия ЧЕРНОВОЛОВА

Врач с разборчивым, красивым почерком – это не фантастика. Юрий Аруцев – врач-эксперт высшей категории – с 70-х годов активно занимался каллиграфией и оформлением текстов.

Как связаны почерк и уважение?

– Юрий Иванович, как так получилось, что вы, несколько десятилетий проработав врачом, сохранили красивый почерк? – удивляюсь я.

Юрий Аруцев ведет историю своего красивого почерка с 1-го класса начальной школы в Смоленске. Тогда все школы от Владивостока до Калининграда писали одним инструментом, перышком «Звездочка» (кстати, нашего, ярославского производства), которое, по мнению Юрия Аруцева, было лучшим в мире. Потому и вся детвора писала в основном красиво, разборчиво. О том, что может быть некрасивый почерк, даже разговора не шло. И такое отношение к своему письму у Юрия Ивановича сохранилось до медицинского института.

– Мнение, что медицинский почерк неразборчивый, к нам не относилось. У нас на курсе преподавал профессор Дубинкин, в свое время главный хирург Белорусского фронта. Его первая лекция была посвящена именно этому – профессиональной этике. Представляете, начало лекции по хирургии, и такие слова: «Если вы уважаете себя и людей, которым вы пишете, вы будете писать разборчиво и красиво. Если же не уважаете себя и соответственно людей, вы будете писать неразборчиво». Это было очень мощно. Поэтому почерком я дорожил, как и все мое поколение, не только ученики Дубинкина.

Ярославский врач и педагог каллиграфии борется за красивое письмо

Ярославский врач и педагог каллиграфии борется за красивое письмо

Фото: Наталия ЧЕРНОВОЛОВА

Грамота на телячьей коже

В 1974 году Юрий Иванович получил диплом художника-оформителя в школе при институте. Но еще с 1971 года он писал различные поздравительные тексты красивым почерком. Среди его адресатов был даже министр обороны Гречко. А в выпускной год его наконец-то признали как каллиграфа и доверили написать грамоту почетного жителя города Смоленска для Мелитона Варламовича Кантарии. В 1975 году он приехал в Смоленск на похороны Михаила Алексеевича Егорова, с которым водружал Знамя Победы на рейхстаг в 1945 году.

– Грамоту сделали из телячьей кожи. Из трех листов, которые подготовили организаторы, два уже безнадежно испортили. И последний достался мне. Меня на ночь закрыли в обкоме партии, к утру надо было все сделать. И все было сделано. Конечно, это было волнительно, на коже я в жизни не писал. Но тушь ложилась на кожу потрясающе, это было торжество письма, я не ожидал от себя такого. И жаль, что все это погибло. Во время войны в Грузии в дом Мелитона Варламовича попал снаряд. Ни он, ни его близкие не погибли, но на месте дома осталась огромная воронка.

В 1979 году Юрий Иванович переехал с семьей в Ярославль. За год работы он оборудовал и полностью оснастил кабинеты лечебной физкультуры терапевтического и детского отделений в больнице им. Семашко. На следующий год его перевели во врачебно-трудовую экспертную комиссию. За время работы там он выписал 150 - 160 тысяч заключений.

- Конечно, с возрастом у меня обычный почерк немного испортился. Сейчас я с удовольствием разглядываю старые акты, да и пациенты тех лет говорят, что мои записи узнаваемы по красивому почерку.

Параллельно с врачебной деятельностью Юрий Иванович работал в областной детской библиотеке имени Крылова. Там он писал много каллиграфических текстов, и, по замечаниям гостей библиотеки, создал неповторимый облик библиотеки.

В 2009 году Аруцев открыл в Ярославле свою школу «Русская каллиграфия и вязь». Здесь он не только учит людей всех возрастов красивому письму, но и приобщает к истории и русской культуре, чтобы ученики не просто аккуратно выводили буквы, но и узнавали свою страну.

Вернем чистописание в России!

1 сентября в Москве открывается Международная выставка каллиграфии. Каждый год на нее собираются специалисты высочайшего уровня. Так, в этом году приедет официальный каллиграф британской королевы Елизаветы II. Туда же отправились работы пяти учеников Юрия Ивановича. Всего за год они смогли достичь международного уровня.

– Наш курс длится чуть больше года, это где-то 72 часа учебы или, если с домашними заданиями, 150 часов. Но человек открывает в себе такое, чего в нем никогда не было, и его работа может сразу идти на выставку. У нас есть даже трехдневный форсированный курс: три дня с десяти утра до девятнадцати часов. Педагоги учатся на ура.

Работами учеников покрыты все стены кабинета Юрия Ивановича. На них не виден возраст или профессия автора, они все прекрасны. И, несмотря на свой долгий опыт и мастерство, о работах подопечных он говорит с восхищением.

Также на выставке Юрий Аруцев представит первый альманах «Русская каллиграфия и вязь», который должен дойти до Министерства образования и доказать нужность уроков чистописания.

– Мы, я и преподаватели моей школы, боремся за то, чтобы уроки чистописания вернули в школы России. Это очень тяжелый процесс. Много помех на пути: зарубежное влияние, внутренние противники, достаточно сильные люди, которые уже мыслят европейскими категориями, а не русскими. Ведь необходимо научить детей писать, выводить буквы. Немаловажно также учитывать их физиологию. А ее у нас даже врачи не знают, ее не преподают. Учителю начальной школы ее обязательно надо знать.

Стена почёта ярославских учеников-каллиграфов

Стена почёта ярославских учеников-каллиграфов

Фото: Наталия ЧЕРНОВОЛОВА

А что, если?..

– А может ли человек научиться красивому письму, каллиграфии без учителя, по видео или мастер-классам с фотографиями, например? – наивно спросила я.

– Нет, нет, это уже пройденный этап, – разбил мои надежды Юрий Иванович. – Обязательно нужны многочисленные комментарии по ходу письма. Может быть, 8 - 9 лет назад я бы даже сказал, что можно. Но теперь, накопив опыт школы, однозначно могу сказать, что комментарии и аналитика необходимы. Я знаю, онлайн-школы каллиграфии, которые сейчас открываются по всей России, и точно могу сказать, что мои коллеги не владеют методиками, там, где нет способности комментировать, не будет возможности научиться письму. Вот я, например, всегда на занятиях бегаю от одного ученика к другому, потом у доски что-нибудь объясняю, потом снова каждому помогаю. Кажется, что мне всего 20 лет, хотя в последнее время стал уставать. И часто к нам приходят ученики с «молчаливых» курсов, где весь курс заключается в фразе «делай, как я». Но в каллиграфии «делай, как я» не срабатывает. Нужно выстроить движения, довести их до автоматизма. И все, кто занимался с нами, от 6 до 82 лет, все быстро овладевали красивым письмом.

Письмо – оно разное бывает

Юрий Аруцев пишет не только красиво, но и познавательно. Книги по истории, культурологии, медицине, размышления о русском языке, притчи и даже детские книги – под его подписью выходили разнообразные издания. Но самой любимой он называет маленькую книжечку «Моим детям и не только». Буквально во время интервью Юрию Ивановичу позвонили и сообщили, что книга с семейной притчей Арутцевых «И это будет твоя судьба» скоро выйдет с продолжением.

Ярославский врач и педагог каллиграфии борется за красивое письмо

Ярославский врач и педагог каллиграфии борется за красивое письмо

Фото: Наталия ЧЕРНОВОЛОВА

А ЕЩЁ

Чемодан-музей

В небольшом кабинете Юрия Ивановича помещается не только четыре стены почета, но и чемодан-музей. Его самые примечательные экспонаты – это перо и чернильница XIX века.

– Представляете, их хотели выбросить на мусорку! Такое сокровище! Перо принадлежало пяти поколениям хозяев. Как хорошо, что на пути к урне появился я.

Чемодан-музей каллиграфии

Чемодан-музей каллиграфии

Фото: Наталия ЧЕРНОВОЛОВА