Общество

Владимир Майзингер: Главные мои приобретения - профессия, семья и Ярославль!

24 апреля актеру театра имени Волкова исполняется 50 лет
Жизнь каждого успешного артиста складывается из сотен ролей

Жизнь каждого успешного артиста складывается из сотен ролей

Фото: Елена ЗАЙЦЕВА

Жизнь каждого успешного артиста складывается из сотен ролей. Для актера мало однажды прийти в профессию. Важно - остаться в ней востребованным. Для этого надо обладать особой пластикой души, умением быть гибким и хоть чуточку удачливым. Актеру театра имени Волкова Владимиру Майзингеру Мельпомена, кажется, благоволила с детства. Театральная муза, словно невзначай, подсунула ему идеал, которому мальчик уже не смог изменить.

Театром заразил «Воздухоплаватель»

Как многие мальчишки в детстве, Володя частенько бегал в кино. И в тот момент, когда на экраны кинотеатров вышел фильм «Воздухоплаватель», в его жизни произошло настоящее чудо.

- В 12 лет, жил я тогда в городе Челябинске, вышел фильм «Воздухоплаватель», в котором главную роль Ивана Заикина играл как раз челябинский актер Леонард Варфоломеев, - вспоминает юбиляр. - Для того времени, когда фильмов было не так много, как сейчас, новый фильм был огромным событием. Были встречи с этим актером в кинотеатрах. И я первый раз пошел в театр просто для того, чтобы увидеть его живьем. И сначала ходил просто на него.

А потом театр так захватил мальчика, что он начал ходить на все подряд и даже выписал журнал про театр.

- Где-то в классе восьмом, лет в 15, мне пришла мысль: «А почему я только на других смотрю? Ведь этому же где-то учат? Я тоже могу стать актером!», - делится Владимир. - Дальше я уже эту мысль лелеял, и дело было только в выборе института. Я не столько ходил в кружок, сколько внутренне себя готовил к поступлению. Читал журнал «Театр», ходил на спектакли, все время старался приобщаться к театру.

Пьеса «Человек и джентльмен» меня преследует!

Вернувшись из армии, молодой человек собирался ехать поступать в театральный вуз в Екатеринбурге. Это был ближайший крупный театральный институт к Челябинску. Но судьба распорядилась по-другому. Ехать никуда не пришлось.

- Летом к нам приехал на гастроли Красноярский театр имени Пушкина, - вспоминает Майзингер. - Курс в Красноярский институт искусств набирал художественный руководитель этого театра Леонид Белявский.

Прочитав в газете о наборе абитуриентов, молодой человек обрадовался - вот он, случай! После экзаменов получил справку, что зачислен на первый курс. Четыре года учебы пролетели незаметно.

- В дипломниках я сыграл Миловидова в спектакле по пьесе Островского «На бойком месте», возрастную роль в «Орфей спускается в ад» по Тенесси Уильямсу, в «Человеке и джентльмене» Графа. Эта пьеса всю жизнь меня преследует. В Омске я играл в том же спектакле уже молодого человека Альберто, а в Ярославле помогал ставить этот спектакль Евгению Марчелли, который взял меня ассистентом, - улыбается Владимир.

Диплом об окончании института Майзингер получил, казалось бы, в самое неудачное время - август 1991-го. ГКЧП. Но и тут молодому человеку повезло.

- Я смело шагнул в 90-е, потому что меня тут же пригласили служить в Красноярский театр имени Пушкина, и я там прослужил 9 лет, - рассказывает актер.

Играл отцов и детей, злых, и добрых…

О своем первом театре Владимир Майзингер вспоминает с нежностью.

- Было мало опыта. Больше эмоциональных восприятий, нежели рассудочных. Это первые пробы на сцене, которые тоже не всегда осознанные. Это с годами ты можешь собой руководить и знать вещи, которые не знает тот, кто только что пришел. Это был период знакомством с театром изнутри.

- Страшно было?

- Конечно! Но страшно всегда, и сейчас тоже! В любом возрасте и перед любой премьерой. Хотя тогда мандража было, конечно, больше.

Режиссеры, не скупясь, давали новобранцу хорошие роли. Но только в следующий период своей жизни, когда Майзингер переехал работать в Омск, он почувствовал себя уже не начинающим, а зрелым актером.

- Это театр, где со мной произошло то, что делает актера актером. Актер становится актером на ролях, - говорит он. - В Омске у меня были очень значимые роли и встреча с очень интересными режиссерами. С режиссерами, после которых можно сказать, что я еще что-то приобрел в профессии. Это Аркадий Кац, Евгений Марчелли, Вячеслав Кокорин, Василий Сенин, Владимир Петров, Анатолий Лядуховский, Нина Чусова, много молодых хороших ребят. В тот период было несколько ролей, которые помогли мне серьезно вырасти как актеру. Это роль Цинцината в «Приглашении на казнь», Чичиков в спектакле «Брат Чичиков», Замыслов в спектакле Евгения Марчелли «Дачники», Астров в «Дяде Ване».

- Получается очень широкий диапазон ролей?

- Да! Были у меня и герои-любовники, и рефлексирующие люди, я переиграл и отцов, и детей, и злых, и добрых.

Увидел «чертенка» и понял, это мое!

Владимир скоро стал ведущим актером театра. Но домой ему хотелось идти все реже. В жизни образовалась пустота, которую должна была скрасить та половинка, которую приготовила ему судьба.

- Однажды после репетиции собирался из театра домой, - рассказывает актер. - Идти в пустую квартиру не хотелось. Вот друг мне и посоветовал - сходи в ТЮЗ, там сегодня премьера «Вкус меда». На сцене увидел этакого неистового чертенка и понял - вот «это» за меня должно выйти замуж. Через три дня не выдержал и… сделал предложение. Конечно, Лена сочла это несерьезным. Долго меня отшивала. Даже наш режиссер не смог ее убедить, что я парень серьезный. Но потом, спустя 2 года, я все-таки услышал от нее «да»!

Сейчас вот я уезжаю на «Маску» и понимаю, что просто хочу ее видеть, потому что Лена - это просто мой родной человек, она мне нужна постоянно.

- Вы знаете, как сделать так, чтобы семья не развалилась?

- Надо очень ею дорожить. Чтобы семья не развалилась, нужно быть необходимыми друг другу. А если человек для тебя не важен, то очень легко можно переходить от одного к другому.

Третий глаз в профессии

Омск актеру нравился.

-Это мой город по психотипу, - говорит Владимир. - Он очень мой и очень красивый, зеленый.

Но когда Евгений Марчелли предложил актеру перебраться в Ярославль и поступить в труппу первого русского театра, актер серьезно подумал и… решился на переезд.

- В нашей профессии, несмотря на то, нравится или нет город, многое зависит от того, как дела в театре, - говорит он. - Если в театре все хорошо, ты работаешь, занят, увлечен театром, то все остальное к этому прикладывается. Ярославль - это тот город, в котором я раньше бывал, но никогда в нем не жил. Теперь я живу в городе Золотого кольца - это приобретение. А потом по родителям-то я волжанин - они же немцы с Поволжья. Так что я практически вернулся на малую родину своих предков.

Вливаться в театральный коллектив было непросто.

- Это всегда непросто, - говорит актер. - Но в театре важно, что с тобой происходит на сцене. Насколько ты востребован. Если это складывается, то все остальное сложится. А вот если не скалывается на сцене, то и все остальное не сложится.

На Волковской сцене Владимир Майзингер сыграл уже не один десяток ролей, но главными для себя считает работы в спектаклях «Екатерина Ивановна», «Тартюф», «Ромео и Джульетта», «Гроза».

- Сейчас у меня этап, когда я отношусь к профессии очень сознательно, - говорит он. -

Актер должен пробовать, искать, учиться всю жизнь. Но все равно наступает момент, когда как будто третий глаз в профессии появляется. У меня такой период начался сейчас.

«Мне 50? Я не понимаю, не верю в это!»

В свой юбилей актер признается:

- Я не понимаю, что мне 50 лет! Конечно, я не считаю себя безголовым, но в чем-то остался мальчишкой. Я люблю шутить, валять дурака, все то же, что любил в 15, 25, 30.

В 20 лет мне казалось, что в 35 я буду очень серьезным опытным мужчиной. Исполнилось 35 - и я чувствовал себя пацан пацаном!

Немногие могут похвастаться тем, что смогли стать режиссерами собственной жизни. Владимир Майзингер это смог.

- Жизнь у меня сложилась примерно так, как я предполагал с того времени, как заболел театром, - признается он. - Теперь, когда у меня есть все, о чем я грезил, я мечтаю о том, чтобы все мои любимые люди были здоровы, чтобы мне везло с распределением на роли и, конечно, были поклонницы. Я очень верю в то, что когда-то сказал Воланд в «Мастере и Маргарите»: «Человек не может планировать». Я верю в судьбу. Я стараюсь не планировать.