2016-08-24T03:25:57+03:00

В доме милосердия развращали приемных детей?

В Ярославле продолжается расследование сложного уголовного дела [видео + фото]
Поделиться:
Комментарии: comments423

В приюте под Ярославлем развращали детей.КП-ТВ

Изменить размер текста:

Богадельня или осиное гнездо?

Село Мосейцево Ростовского района, в ста километрах от Ярославля, встретило нас не чищенными от снега дорогами, лаем собак, пустыми улицами и полуразрушенным храмом.

В селе около 300 жителей, работы никакой. Из благ цивилизации - продуктовый магазинчик, ФАП, библиотека и почтовое отделение, которое собираются закрыть.

Однако на фоне всей этой безнадеги, хлипких домишек и покосившегося здания бывшей администрации выделяются несколько строений, принадлежащих закрытой от посторонних глаз религиозной общине. В 2000 году приехали в Мосейцево три семьи с детьми, обосновались и стали жить, проповедуя, как они пояснили, христианский образ жизни.

За высоким забором в белом двухэтажном кирпичном здании разместился детский приют или дом милосердия. Организация нигде официально не зарегистрирована. Посторонним вход сюда категорически запрещен - частная собственность! Неподалеку парочка особняков, в которых живет хозяйка общины 67-летняя Людмила Любимова.

- А каким милосердием занимаются в общине? - поинтересовались мы у местных жителей.

- Да бог их знает! Живут они замкнуто, сами по себе, - машет рукой главный специалист Мосейцевского сельского округа Валентина Борисова. - Скот выращивают, детей воспитывают. Но дети не ходят в обычную школу. Раньше к ним какие-то учителя приезжали, но в последнее время никого не видно. Не посещают они и наш храм, хотя называют себя православными.

Правда, местные давно поняли, что у общины надежные покровители. Часто здесь появляются джипы с московскими и ивановскими номерами, выгружают спонсорскую помощь. Судя по наличию своего автобуса, сельхозтехники и развернувшемуся строительству на подворье матушки Людмилы (Любимовой), деньги сюда вкладываются немалые. По последним данным, сейчас в общине около 30 взрослых и примерно 20 детей. Все ребятишки приемные. А вот как уже немолодой Любимовой дали на воспитание сразу семь девочек-сирот, для всех загадка.

Самое удивительное, что глава общины Людмила Любимова до сих пор пользуется старым паспортом советского образца. Получить паспорт гражданина РФ ей якобы не позволяет вера, там, по ее словам, зашифрованы три шестерки. Между тем, все это не помешало ей по недействительному документу взять на воспитание сирот, получить регистрацию в регионе и купить недвижимость.

Неожиданный поворот судьбы

Марина Крылова со своими тремя дочками попала в Мосейцево из Алексеевской пустыни (под Переславлем). Добрые люди помогли ей укрыться в общине от мужа-тирана. Последний раз он бросился на Марину с ножом. Но утешения женщина здесь так и не нашла. Детей у Марины отобрали и поселили в белом доме, а ей выделили угол в бараке. За кусок хлеба и миску похлебки Марина работала от зари до темна. Ухаживала за скотиной либо выполняла поручения матушки Людмилы.

- Меня полностью изолировали от детей. Виделись мы редко, урывками, - вспоминает женщина.

Марина - инвалид детства по психическому заболеванию, но у нее невероятно обострено чувство опасности. Почуяв беду, женщина закопала свой паспорт и документы детей. Предчувствие не подвело. Через некоторое время Любимова стала требовать, чтобы Марина отказалась от дочек в ее пользу и отдала их свидетельства о рождении. А тут еще кто-то шепнул, что надо быть покорной, и рассказал историю об убийстве женщины из общины в 2008 году… Все это добило Марину окончательно. Улучив удобный момент, она собрала документы и сбежала. До Ярославля добиралась пешком.

- Однажды, гуляя с мужем по набережной, мы заметили странную молодую женщину, которая пряталась в кустах, как затравленный волчонок. Через пару дней мы снова увидели ее, разговорились, - рассказывает жительница Ярославля Ирина Алексеева. - Говорила она с трудом, назвала лишь свое имя и фамилию. От ее жалкого вида у меня сердце сжалось. Пригласили ее к себе - накормить бы досыта.

И хотя супруги сами ютятся в двухкомнатной квартире, да еще с матерью-старушкой, выгнать несчастную женщину на улицу уже не поднялась рука. Так робкая и тихая Марина осталась жить в семье Алексеевых. Супруги узнали, что она сирота, росла в детском доме, а потом скиталась по приютам и интернатам. А еще про ее детей 6, 7 и 8 лет, которые остались в общине.

Дети боялись попасть на послушание в богатый дом

Марина оживала на глазах. Алексеевы устроили ее техничкой в магазин. Работницей она оказалась очень добросовестной.

- Вот только о детях сильно тосковала. Притаится, бывало, в уголке, а в глазах слезы, - вздыхает Ирина. - И мы не выдержали. Накупили гостинцев и поехали в Мосейцево навестить девочек. Случилось это весной 2011 года.

Визиту в общине не обрадовались. Усадили незваных гостей на диван в прихожей, но девочек привели. Свидание проходило под присмотром трех матушек. Хуже, чем в тюрьме.

- Женщины стояли над душой и на шаг от нас не отходили. А дети при них вели себя скованно, на вопросы отвечали обрывками фраз. Меня удивило, что макушки у всех были выбриты наголо. Зачем? - Ирина пытается вспомнить каждую деталь из той кошмарной жизни. - После этого мы стали ездить в Мосейцево регулярно, но нас ни разу так и не оставили с детьми наедине. Словно боялись чего-то. Только потом я поняла чего именно…

Историю Марины и ее детей Ирина рассказала знакомому батюшке в Тутаеве. Священник изменился в лице:

- Если можете, заберите девочек из общины.

Пытаясь разобраться в ситуации, Алексеевы обратились за помощью к депутату Госдумы Анатолию Грешневикову, просили помочь семье.

- Вскоре мне позвонили из органа опеки попечительства Ростова и так решительно заявили: либо вы забираете девочек, либо их отправят в детский дом. Чиновники, видимо, пытались избежать лишних проблем, - вздыхает Ирина. - В Мосейцево нас встретили в штыки, встав за детей горой. Любимова настаивала, что оформит над ними опеку. И только когда мой муж пригрозил полицией, детей привели и сказали, чтобы мы немедленно убирались.

- Дети долго привыкали к нормальной пище, их тошнило, рвало, а младшую, Любу, пришлось даже положить в больницу. Зубы у нее были все черные. Ведь от голода она там ела землю. У малышки обострился гастрит, - сокрушается Ирина.

И тут в доме стали происходить невероятные вещи. Ирина однажды заметила, что девочки уединяются и лижут друг другу ноги, руки, лица.

- Я серьезно поговорила со старшей, Олей. Девочка призналась, что подобными вещами в приюте они занимались постоянно, в том числе с матушкой Людмилой. Кроме того, она водила их к каким-то мужчинам! - негодует Алексеева.

Дети в деталях рассказали, как им завязывали глаза и куда-то возили на машине, оставляли, как они говорят, «в красивых домиках с дяденьками». Что это были за домики и кто были эти дяденьки, дети, естественно, не знают. Могут только описать.

Больше всего, по словам девочек, они боялись, что их отправят на послушание в богатый дом, о чем предупреждали в приюте. На какое такое послушание могли отправить сироту, можно только догадываться.

- Олечка, а ты знаешь, кто такие рабы? - не выдержала я и спросила у 8-летнего ребенка.

- Конечно, - Оля бросила на меня недетский взгляд. - Мы же были рабами...

Неопровержимых улик не нашли

Узнав о том, как развращали детей в приюте, Ирина помчалась в Ленинскую прокуратуру (по месту жительства), затем в отдел по делам несовершеннолетних, отправила призыв о помощи депутату Госдумы Анатолию Грешневикову, который уже связался с прежним губернатором Вахруковым. Словом, Алексеевы поставили на уши все ведомства. Началось серьезное разбирательство.

- Мы стали бить во все колокола. Девочкам назначили комплексные судебно-психиатрические экспертизы, с ними начали работать психологи. Опросы детей продолжались по 5-6 часов. Это было ужасно! – вспоминает Алексеева. – В своих рисунках дети изображали не зайчиков и цветочки, а половые органы и какие-то оргии. Меня шокировало, как дети описывали вкус спермы....

Все материалы по семье Крыловых вскоре передали в Ростовский следственный отдел, где возбудили уголовное дело. Но вывести организацию на чистую воду оказалось не так просто.

Оперативники провели в общине несколько обысков, но никаких изобличающих улик так и не нашли. Да, были найдены крупные суммы денег, но это не повод привлекать к ответственности. Им объяснили, что это благотворительная помощь. Правда, в укромных местах нашли записки детей, в которых они писали, что их бьют, закрывают в подвале, прячут в кочегарке. Записки приобщили к делу, но как проверить?

Пару раз во время визита следственной группы в приюте вообще не было ни одного ребенка. Любимова утверждала, что дети отправлены на сельхозработы. Какие работы? Ведь в общине были и годовалые ребятишки!

Следователям и сотрудникам ПДН не разрешали допрашивать детей, мол, без согласия законных представителей это запрещено. Члены общины оказались хорошо подкованы в российском законодательстве.

Матушки, подозреваемые в организации насилия над детьми, меняли своих московских адвокатов, как перчатки. Все в один голос категорически отказались проходить проверку на детекторе лжи. Словом, юлили и изворачивались, как могли.

- В рамках расследования данного уголовного дела продолжаются следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия, направленные на установление конкретных лиц, причастных к совершению преступления. Допрошены более 50 человек, в том числе, руководство приюта, жители села Мосейцево, настоятели храмов и монастырей, расположенных на территории Переславского и Ростовского районов, - рассказали в следственном управлении СКР по Ярославской области. – В связи с особой сложностью расследования, в январе это уголовное дело передали в первый отдел по расследованию особо важных дел следственного управления в Ярославль.

Спасти незащищенных сирот

Что все-таки это за община? Какую веру здесь проповедуют? И почему так закрыты они от внешнего мира? За комментариями мы обратились к известному общественному деятелю, духовнику олимпийской сборной России, настоятелю храма в селе Сулость Ростовского района отцу Сильвестру.

- Ни к Московской, ни к Ярославской епархии эта община не относится. Ни разу никто из этих людей к нам ни по каким вопросам не обращался, - пояснил священник. - Там действительно частная территория, и мы не можем контролировать их деятельность. Но почему их не контролируют органы опеки раз передали на воспитание столько детей? Непонятно. Именно бесконтрольность таких стихийно создаваемых общин и вызывает тревогу.

Отец Сильвестр предостерег нас только от одного. Не грести всех под одну гребенку, дескать, есть и хорошие православные общины, в которых помогают больным, немощным и обездоленным детям. В той же Алексеевской пустыни, например, которая принадлежит епархии.

Насчет органов опеки батюшка заметил совершенно справедливо. Все вопросы по поводу освоения детьми учебных программ, непосещения школы и частоты проверок в приюте мы адресовали в официальном запросе отделу образования Ростовского района. Конкретных ответов так и не получили.

- Все дети в приюте села Мосейцево получают образование в форме самообразования. Для обучения по данной форме не требуется специального медицинского заключения. Детей, имеющих статус детей-сирот либо оставшихся без попечения родителей, органы опеки в это учреждение не направляют, - сухо прокомментировала начальник управления образования Ростовского района Наталья Рябинкина.

Что же это получается? Живут в общине около 20 приемных детей, и никому до них нет дела? Мы, мол, их туда не направляли. А как, простите, 7-, 8 -летние дети, не умеющие писать и читать, могут заниматься самообразованием?

- Сигналы по детям из этой общины к нам стали поступать еще в 2002 году, выезжали, проверяли, но факты не подтвердились, - пожали плечами в отделе по делам несовершеннолетних Ростовского района.

В Мосейцево нам повезло - мы встретили матушку Людмилу на улице. В свои хоромы она нас, естественно, не пустила, а тем более не разрешила пообщаться с детьми.

- Не надо меня рекламировать, и неважно, сколько у меня приемных детей, - отрезала Любимова. - Правильно, что в России закон приняли (Димы Яковлева. – Прим.авт.), нельзя наших детей за границу отдавать, ведь увозят самых лучших, самых здоровых. Так страну совсем опустошают....

А что же несчастная семья Крыловых, из-за которой и разгорелся весь этот сыр-бор? Пока идет расследование уголовного дела, живут они в тесной квартире Алексеевых. Оля ходит в школу, Люба в детский сад, а 7-летняя Надя пока на домашнем воспитании. У девочки нашли отклонение в развитии. Решается вопрос определения ее во вспомогательную школу. Помогают этой семье только друзья Алексеевых. Кто вещами, кто игрушками, кто деньгами. В этом году дети впервые узнали про Новый год и Деда Мороза, которого даже пришлось приглашать дважды.

- Наши друзья и знакомые до сих пор не могут понять наш поступок. Зачем мы приютили эту семью, взвалили на себя детей? Взять-то с них нечего, ни кола, ни двора, ни денег. Просто из желания помочь, хотя у многих это вызывает сомнения, - вздыхает Ирина Алексеева. - Если бы хотели что-то урвать от государства, оформили бы опеку над детьми. Но нам это не надо. У них есть мать. И этой семье действительно надо помочь. Дать им жилье хотя бы. Чего мы добиваемся? Чтобы наказали виновных, которые растлевают несчастных сирот, делают их них материал для сексуальных услуг. И самое главное — вытащить из общины оставшихся детей. И делать это надо незамедлительно.

На днях все документы по этому делу Ирина направила в приемную Павла Астахова. Мы с нетерпением ждем результатов.

ОПРОВЕРЖЕНИЕ

12 сентября 2014 года судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда вынесено апелляционное определение, которым признаны не соответствующими действительности и порочащими честь и достоинство Любимовой Людмилы Павловны сведения, опубликованные в ежедневной газете «Комсомольская правда» Ярославль от 12 и 13 февраля 2013 года № 20 и № 21 в статье «В доме милосердия развращали приемных детей?» о том, что:

1. «Людмила Любимова является главой религиозной общины в селе Мосейцево»,

2. «Детский приют, существующий в общине, возглавляемой Людмилой Любимовой, официально не зарегистрирован»,

3. «В приюте, главой которого является Людмила Любимова, у Марины отобрали детей»,

4. «В приюте, главой которого является Людмила Любимова, Марина работала весь день и получала за работу кусок хлеба и миску похлёбки»,

5. «Людмила Любимова требовала, чтобы Марина отказалась от дочек в её пользу и отдала свидетельства о рождении»,

6. «В 2008 году была убита женщина из общины, главой которой является Людмила Любимова»,

7. «В приюте, главой которого является Людмила Любимова, дети лизали ноги, руки, лица друг другу, а также Людмиле Любимовой»,

8. «Людмила Любимова водила детей из приюта к мужчинам»,

9. «В приюте, главой которого является Людмила Любимова, развращали детей»,

10. «Когда во время визита следственной группы в приюте не было ни одного ребенка, Людмила Любимова лгала, утверждая, что дети из приюта отправлены на сельхозработы»,

11. «Матушки из приюта, в том числе Людмила Любимова, подозреваются в организации насилия над детьми Марины Крыловой»,

12. «Матушки из приюта, в том числе Людмила Любимова, отказались проходить проверку на детекторе лжи»,

13. «Приют, главой которого является Людмила Любимова, не контролируется органами опеки»,

14. «Дети из приюта, главой которого является Людмила Любимова, не умеют читать и писать»,

15. «Утверждение о том, что дети из приюта, главой которого является Людмила Любимова, получают образование в форме самообразования, не соответствует действительности»,

16. «Людмила Любимова не разрешила корреспондентам газеты пообщаться с детьми»,

17. «Паспорт советского образца Людмилы Любимовой является недействительным»,

18. «Людмила Любимова по недействительному паспорту взяла на воспитание сирот, получила регистрацию в Ярославском регионе и купила недвижимость»,

и в газете «Комсомольская правда» Москва от 13.02.2013 года № 21 в статье «Сирот из дома милосердия продавали в секс-рабство» о том, что:

19. «Организация, расположенная в селе Мосейцево и действующая под названием религиозной общины, возглавляемая Людмилой Любимовой, продавала детей в секс-рабство»,

20. «Людмила Любимова является главой банды, продававшей детей в секс-рабство»,

21. «Дети в общине, главой которой является Людмила Любимова, не учатся»,

22. «Людмила Любимова отдала Марине и Алексеевым детей Марины, живущих в приюте, только когда ей пригрозили полицией».

 
Читайте также