2018-02-22T01:07:20+03:00

Ради писательницы поэт Некрасов прыгнул в реку, а перед смертью женился на крестьянке

10 декабря исполнится 190 лет со дня рождения поэта, воспевавшего русское крестьянство [фото]
Изменить размер текста:

Худой, с аккуратненькой бородкой на вытянутом лице, со сложенными на груди руками, со строгим и печальным взглядом – таким поэта Николая Некрасова запомнило не одного поколение школяров. Но позвонив в музей-усадьбу «Карабиха», которая в этом году тоже празднует юбилей (65 лет со дня открытия), мы все-таки нашли человека, который помог увидеть хрестоматийного поэта иначе. Директор одного из филиалов музея «Аббакумцево-Грешнево» Григорий Красильников рассказал нам о четырех женщинах в жизни поэта. И… вместо убеленного жизненным опытом поэта-социалиста перед нами возник совсем иной Некрасов – франтоватый модник, благородный влюбленный, многолюб, многоженец, неспособный к однобрачной любви. Таковы почти все лирики…

15 лет с женой друга

С Авдотьей Панаевой Некрасов познакомился в 1845 году, когда почти ежедневно по делам «Современника» бывал в доме Панаевых. Авдотья Яковлевна, будучи хозяйкой, должна была принимать гостей, занимать их, участвовать в разговорах, в обсуждении литературных и редакционных дел. В это время она - одна из самых красивых женщин Петербурга - была в расцвете молодости и покоряла сердца многих.

«Это была небольшого роста, не только безукоризненно красивая, но и привлекательная брюнетка. Ее любезность была не без оттенка кокетства; ее темное платье отделялось от головы дорогими кружевами или гипюрами, в ушах у нее были крупные бриллианты, а бархатистый голос звучал капризом избалованного мальчика. Она говорила, что дамское общество ее утомляет и что у нее в гостях одни мужчины», – писал Афанасий Фет.

Некрасов, увидев Панаеву, влюбился. День встречи со своей будущей возлюбленной он называет самым счастливым, от которого начинается отсчет настоящей жизни. Панаева была замужем за его другом Иваном, и поэт долго боролся с охватившим его чувством, но бесполезно… Боролась со свей влюбленностью и Авдотья. Во время путешествия с Некрасовым в лодке по Волге в районе Казани она однажды высказала мысль, что мужчины больше говорят о любви, а на то, чтобы проявить ее, хотя бы переплыть ради дамы реку, они не способны. Некрасов, объявив любимой, что не умеет плавать, тут же кинулся вводу. К счастью поэта спасли.

Муж Авдотьи внимания на нее обращал немного, и двое влюбленных преспокойно зажили вместе гражданским браком. Кстати, разделяя жилплощадь с законным авдотьиным супругом. О счастье этих пятнадцати лет говорит стихотворный «Панаевский цикл», благодаря которому многие считали Авдотью единственной возлюбленной Некрасова. Вместе они написали несколько романов, спасшие журнал «Современник», которым он заведовал. Некрасов помнил Авдотью Панаеву до конца жизни, и при составлении завещания упомянул в нем и свою первую возлюбленную, а с ее мужем всегда оставался в очень хороших отношениях.

Но прошли годы, а вместе с ними – и любовь к Авдотье. В 1860 году Некрасов бурно влюбляется в какую-то девушку (предположительно Марию Невротину). И хотя тогда ему было 39 лет (а выглядел он старше), девушка полюбила его. Он принял эту любовь по-некрасовски, с мучительным недоверием: «Что дам я доверчивой девочке, которая полюбила меня первой любовью?» Панаевой между тем оставалось одно – ревновать…

Взял на содержание француженку-актрису

Вскоре Некрасов приблизил к себе высокую и приятную француженку Селину Лефрен. Его враги с негодованием рассказывали, будто отправляясь к Селине, он заставлял несчастную Панаеву готовить для соперницы ужин. Француженка Селина Поттше-Лефрен служила артисткой Михайловского театра. Она была содержанкой Некрасова около трех лет. Селина словно родилась для того, чтобы сделаться содержанкой богатого барина. Корректна, элегантна, покладиста и в меру безразлична.

Она была очень удобной женщиной, так как не требовала ничего, кроме денег, которые у Некрасова к тому времени стали водиться. Его талант редактора и организатора литературных сил теперь вовсю развернулся в журнале «Современник».

В письме к своей сестре Некрасов так описывает ее характер: «Лисенок, которого мы поймали в Карабихе, с каждым днем становится все больше похож на Селину. Также ласков, долговяз и не без хитрости».

Нанятая «жена» Селина отлично понимала свою роль. В благодарность за это Николай Алексеевич охотно позволял ей набивать сундуки бархатами, серебром и кружевами. Он знал, что, когда эти сундуки будут наполнены доверху, она покинет его и уедет в Париж.

Они расстались задолго до его смерти, но Некрасов не посвятил ей ни одного стихотворения, хотя в завещании упомянул – оставил деньги, около 10 тысяч рублей.

Сошелся с легкомысленной мещанкой-вдовой

Когда Селина скопила свои тысячи, она покинула Россию навсегда. А ее место около Некрасова немедленно заняла молодая красивая женщина Прасковья Николаевна Мейшен. После смерти мужа-немца, который оставил Прасковье дом, поэт вывез ее из Ярославля. Молодую вдову прельстило, что у Некрасова был собственный выезд: отличные вороные лошади, крытые голубой сеткой. У фешенебельного катка на Конюшенной Прасковье все завидовали и считали ее генеральшей. Молодую «генеральшу», естественно, окружали молодые поручики. Один из них, смелый усач Котельников, даже появлялся в некрасовской ложе в театре, когда поэт по обыкновению приезжал лишь к последнему действию.

Николаю Алексеевичу это наскучило. Он предложил Прасковье Николаевне немедленно вернуться в Ярославль. Перед отъездом она отплатила ему обильными сплетнями, изобразив себя невинной жертвой его разнузданного и грубого нрава. Но за краткое сожительство поэт ни в чем не отказывал ей. Однажды он писал брату Федору: «Отпусти ей все, что она потребует из карабихской моей мебели и бронзы» (для ярославского дома Прасковьи). В стихотворениях об этой женщине мы ничего не прочитаем, также, как и о Селине Лефрен. И в ярославском домике она не задержится – уедет жить в Щелыково, где будет дружна в женой Островского.

Полюбил неграмотную крестьянку

Кто бы мог подумать, что после пылких романов с актрисой Селиной и писательницей, хозяйкой литературного салона Авдотьей поэта может прельстить неграмотная крестьянка! Это была некая Фекла Викторова.

По словам сестры Некраcова Зины, блондинка с ямочками на щеках походила на балованную, смазливую, сытую горничную из богатого господского дома. Роскошные магазины на Невском проспекте для нее, не слишком грамотной, были величайшим источником радостей. В отличие от Прасковьи, она заучивала наизусть стихи поэта, целовала ему руки и почти никуда не выезжала без Некрасова.

Когда они встретились, Фекле было лишь 19. Некрасов был значительно ее старше – на 25 лет. Он научил ее писать, читать, играть на фортепьяно и даже придумал новое имя – Зинаида Николаевна. Ведь его спутница должна была быть хозяйкой литературного салона.

По словам современников, относился Некрасов к ней скорее как к дочери. Она единственная стала венчаной женой поэта. Уже будучи смертельно больным и не выходя из квартиры, он пригласил полкового священника. Тот приехал. Разбил палатку прямо в одной из комнат и совершил обряд венчания.

Между тем, Фекле-Зинаиде поэт после смерти по завещанию не оставил никаких денежных средств. Молодая вдова уехала к себе на родину в Саратов и жила там замкнуто, избегая всяких знакомств и разговоров о своей жизни со знаменитым человеком. В саратовских газетах время от времени появлялись известия, что вдова поэта сильно нуждается. Умерла она в 1915 году, на 70 году жизни, одинокой, всеми забытой…

Кроме тех, о ком мы рассказали, были и другие более краткие связи. Некрасов был влюбчив, как все поэты. Но примечательно, что все его возлюбленные вспоминают о Некрасове только с благодарностью и восхищением.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также