Общество

Светящаяся голова и ржавые урны: Чем порадует и расстроит остров Канта после обустройства за 150 млн

Корреспондент «Комсомолки» прогулялся по самому популярному туристическому месту города и оценил качество работ
Кафедральный собор шикарно смотрится с наступлением темноты, а скоро получит и навороченную подсветку.

Кафедральный собор шикарно смотрится с наступлением темноты, а скоро получит и навороченную подсветку.

Фото: Александр КАТЕРУША

В среду, 3 сентября, остров Канта официально открыли после длительных работ по благоустройству. На них было выделено порядка 150 миллионов рублей по инициативе губернатора Антона Алиханова. Сразу предупредим: не все еще доведено до конца, но большинство «фишек» уже можно оценить.

РЫЖИЕ СТОЛБЫ

Первое, на что обращаешь внимание – ржавые урны. Непосвященный подумает, что мусорки просто не успели покрасить, но нет, это такая задумка.

При прикосновении к новым урнам легко испачкаться.

При прикосновении к новым урнам легко испачкаться.

Фото: Александр КАТЕРУША

- Это кортен – довольно популярный материал, который используется в исторических городах Европы, - поясняет советник губернатора по архитектуре Вячеслав Генне. - Сталь обработана специальным образом и покрыта кислотой. Она очень устойчива к мокрой среде, к примыканию газона, грунта и так далее. Этот материал очень контекстный, в нем есть пигмент и цвет кирпичной кладки собора, а он здесь доминирует. У нас были варианты сделать черный, стальной, зеленый. По-моему, выбран очень хороший цвет.

Ржавый материал используется и для бордюров газонов, и для столбов с навигацией. И хотя, по заявлению архитекторов, металл не коррозирует, он оставляет подтеки после дождя. На навигационных столбах белый пластик уже в рыжих пятнах. Смотрится неаккуратно.

Из кортена вырезаны цитаты Иммануила Канта, им же облицован постамент бронзового макета Кёнигсберга, установленный перед Кафедральным собором в 2012 году. Такая фишка, кстати, не пришлась по душе автору макета, литовскому художнику Романасу Борисовасу (с ним ржавчину не согласовывали). Ну, а гостям острова и их детям теперь стоит быть аккуратнее. Дотронешься до постамента – испачкаешься.

Из кортена вырезаны и цитаты Иммануила Канта.

Из кортена вырезаны и цитаты Иммануила Канта.

Фото: Александр КАТЕРУША

Так они выглядят вечером и ночью.

Так они выглядят вечером и ночью.

Фото: Александр КАТЕРУША

Возможно, кортеновская сталь удачно коррелирует с кирпичной кладкой, но насколько уместен этот материал в историческом центре города, в столь проходном месте? Есть четкое ощущение, что использование столь навязчивого элемента и прочих агрессивных моментов модного и уже приевшегося стиля лофт больше подходит для современных арт-пространств, молодежных кварталов и стим-панк кафе.

«НЕ НАДО ПАДАТЬ»

Остров Канта, безусловно, это место для неспешных прогулок, поэтому новая сеть дорожек не может не радовать. Авторы проекта гордо говорят о том, что регулярную структуру дорожек советского периода полностью сохранили, только поменяли покрытие. А вот к нему у горожан появились вопросы. Использован так называемый теннисит – классический материал для грунтовых теннисных кортов и спортплощадок. Грубо говоря, это смесь кирпичной крошки, глины, песка или извести.

Для покрытия дорожек использовали так называемый теннисит – классический материал для грунтовых теннисных кортов и спортплощадок.

Для покрытия дорожек использовали так называемый теннисит – классический материал для грунтовых теннисных кортов и спортплощадок.

Фото: Александр КАТЕРУША

Для Калининграда покупали теннисит московского производства.

- Но ведь покрытие пачкающее. Если ребенок упадет или кто в белых кроссовках – это все, грязь, - замечаю я.

- Не надо падать ребенку в белых кроссовках конкретно на этот теннисит, - парирует Вячеслав Генне. – Я играю в теннис последние 15 лет. Обычная подошва белая моется прекрасно, ничего с ней не происходит. Мы же не по краске ходим!

При этом архитектор отметил, что теннисит «может частично размываться или смыкаться с газоном», поэтому его нужно ежегодно подсыпать. Делать это будут за счет Кафедрального собора.

В некоторых местах прямо посредине теннисных дорожек «растут» деревья. Стоит отдать должное - при благоустройстве острова деревья не рубили, их старались беречь. Но вот почему дорожкой нельзя было обогнуть старые липы – не совсем понятно. Остается надеяться, что стволы не будут мешать пешеходам, бегунам и мама с колясками.

БРУСЧАТКА ВМЕСТО ПЛИТ

Главное, что сделали с пешеходным покрытием – заменили советские плиты на аутентичную брусчатку. Ее, в частности, уложили перед входом в Кафедральный собор. Тут же смотировали трамвайные рельсы, хотя сам трамвай пускать не собираются. Просто на Кнайпхофе он когда-то ходил и рельсы – напоминание об этом.

У могилы Канта обновили газоны и тоже уложили брусчатку. Теперь в тех местах, где недавно покрытие было переложено, нет луж. Хотя, например, на главной аллее пред собором (где, готовясь к ЧМ-2018 демонтировали клумбы и установили лавочки), лужи есть. Но брусчатку там не перекладывали и не будут.

- По центральной аллее у нас в планах перекладка и переделка бортового камня. Потому что местами даже грунт вываливается на покрытие, - говорит Вячеслав Генне. - А где тут лужи? Луж не вижу. Нормально, не вплавь, можно пройти. В парке лужи – это не трагедия.

ПРОВОДА ПРИКРЫЛИ ВЕДРАМИ

Пока что общее впечатление от благоустройство острова –недоделанность. За 40 минут прогулки я нашел несколько оставленных строителями обрезных дисков от турбинки, куски проводов, обломки пластика и дерева, фрагменты кирпичных стен со штырями и прочий строительный мусор.

Есть на одном берегу острова теперь есть что-то вроде открытого лектория с деревянными ступеньками. Место, которое гордо называют философской набережной. Пространство под ступенями с одной стороны не зашито и поэтому там лежат куски пенопласта и уже навалены пустые банки и бутылки. А ведь с реконструкции прошло всего ничего.

Вячеслав Генне уверяет, что ведерки - временное решение до завершения работ с электрикой.

Вячеслав Генне уверяет, что ведерки - временное решение до завершения работ с электрикой.

Фото: Александр КАТЕРУША

Прямо из земли торчит арматура с пучками проводов. Кое-где все это прикрыто черными пластиковыми ведрами. Вячеслав Генне вспоминает горшки на Высоком мосту, которые оскандалили Калининград на всю страну, и шутит, что ведра – это наша традиция. А если серьезно, то контракт по светотехнике заканчивается в сентябре. В местах, где торчат провода, позже смонтируют оборудование для подсветки. Ну, а пока кабель от воды защищают ведерки.

Тот тут, то там на острове уложены громадные камни. Где-то они группами, где-то в одиночку. Оказывается, так задумано. И валуны, которые изначально находились на территории острова, не стали увозить.

- Камень – это всегда очень красивый элемент в ландшафте. Мы их с архитекторами расставили в ландшафтные группы. Туда будет интегрирован кизильник, ползущие растения, которые будут подсаживаться в октябре-ноябре, - говорит Вячеслав Генне и показывает недоделанную альпийскую горку из валунов. Наверное, когда камни оплетут плющи, это будет красиво.

На острове еще много открытой земли – картофельные поля, размокающие от дождя, обещают засеять газоном. Но, видимо, уже весной.

В следующем году предстоит заняться набережными Преголи, которые сейчас выглядят неудовлетворительно. Плюс получит развитие левая часть острова - та, что ближе к Бирже. В пространстве под мостом появится сквош-площадка на два корта, летний кинотеатр, трамп-парк для скейтбордистов, туалеты. Откроются на острове и два кафе.

ДЕРЕВЬЯ ТЕПЕРЬ СВЕТЯТСЯ

Из абсолютных нововведений – подсветка всего острова. Светятся дорожки, декоративно подсвечены скульптуры и даже деревья. Теперь кроны раскрашены в синий и красный – прекрасное место для ночных фотографий.

Деревья и скульптуры тоже подсвечиваются.

Деревья и скульптуры тоже подсвечиваются.

Фото: Александр КАТЕРУША

Одно дерево особенное, можно назвать его кантовским. На крону проецируется портрет великого философа. Эту картину, гордость проектировщиков, можно наблюдать со стороны синагоги и Медового моста.

Эту картину можно наблюдать со стороны синагоги и Медового моста.

Эту картину можно наблюдать со стороны синагоги и Медового моста.

Фото: Александр Подгорчук

Сам Кафедральный собор теперь может играть цветами. Интересно, что существует два сюжета– праздничный (его хотят зажигать по особенным датам) и классический, который украсит стены и кровлю (это, говорят, будет хорошо видно с Эстакадного моста).

В день презентации благоустроенной территории, во время концерта Дениса Мацуева, собор подсвечивался особенно красивым рисунком, который разработали специально к мероприятию.

Кстати, за подсветкой и любующимися ею теперь наблюдают 25 камер «Безопасного города», хотя раньше их было не больше четырех.

УГЛУБЛЯТЬСЯ НЕ СТАЛИ

К сожалению, на острове мало что напоминает о его драматичном прошлом, если не считать табло с довоенными фотографиями кнайпхофских улочек. А ведь до работ по благоустройству была проведена археологическая разведка. Назвать это полноценными раскопками сложно – специалисты лишь выполнили несколько археологических шурфов. Правда, по словам Вячеслава Генне, в месте подвалов Кнайпхофской ратуши «особо ничего такого не обнаружили, и в принципе было очень мало находок».

О прошлом острова напоминают только табло с довоенными фотографиями кнайпхофских улочек.

О прошлом острова напоминают только табло с довоенными фотографиями кнайпхофских улочек.

Фото: Александр КАТЕРУША

Однако хочется напомнить нашим читателям, что кое-что все-таки обнаружили - интересный фрагмент тротуара, который некогда проходил между самым первым корпусом университета «Альбертина» на берегу Прегеля и Кафедральным собором.

Археологов поразило не только безупречная работа прежних мастеров (сегодняшним настолько качественно положить брусчатку как правило у нас не получается), но и разнообразие использованных для дорожного покрытия материалов - сразу четыре вида. Увы, старинную мостовую позже закопали.

Советник губернатора отметил, что законсервированный под стеклом раскоп действительно здорово бы смотрелся и его можно было оставить, например, на месте вскрытого фундамента замка, который когда-то начинали строить на острове Кнайпхоф, но «это сумасшедшие деньги и отдельный проект».

ЦИТАТА, ДА НЕ ТА

Пожалуй, единственное место развлечения на нынешнем острове – это круг с качелями. Найти его можно, если идти от собора по брусчатой аллее и свернуть направо. Качели тоже сделан из рыже-коричневого кортена, в котором вырезаны цитаты Иммануила Канта – они красиво подсвечиваются в темноте.

Есть там и знаменитое, пожалуй, самое узнаваемое для калининградцев высказывание про звездное небо над головой (когда-то табличка с ним висела у подземного пешеходного перехода, на месте замковой стены, но теперь ее там нет). Но как оказалось, цитата не совсем та, а точнее совсем не та. Мастера художественной резьбы ловко изобразили на качелях вольный пересказ мысли философа. У них цитата звучит так: «Две вещи не перестают приводить меня в изумление – звездное небо над головой и нравственный закон внутри нас». В действительности же высказывание таково: «Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них,— это звездное небо надо мной и моральный закон во мне». Это цитата из «Критики практического разума», изданной в 1965 году в Москве. Именно такой перевод считается тщательным, каноническим и академическим.

А эту знаменитое высказывание привели в довольно вольном пересказе.

А эту знаменитое высказывание привели в довольно вольном пересказе.

Фото: Александр КАТЕРУША

Калининградский кантовед, кандидат философских наук Валентин Балановский соглашается с тем, что цитата уже не та и философской глубины в ней не осталось.

- Разумеется, это не дословная цитата Канта. Но мне кажется, что ничего страшного в этом нет — далеко не у всех хорошо получается увековечивать идеи в камне или в кортеновской стали. Вот у Моисея со скрижалями Завета получилось очень хорошо. Здесь же работа не дотягивает до пророческого уровня, - говорит Балановский - Наверное, создатели этих качелей старались. Наверное, им очень понравилась именно эта цитата. Наверное, что-то пошло не так, и из фразы куда-то пропали полтора десятка слов. Пропажу не заметили, так как все знают, что Кант говорил что-то там про звездное небо и моральный закон. Собственно, только это и осталось. Зато теперь каждый, кто приходит на остров, может самостоятельно разгадать квест. Для этого нужно найти пропавшие слова и понять, почему без них цитата теряет глубину. Я бы так разгадал эту загадку: пропавшие слова о том, что наша душа наполняется удивлением и благоговением от этих двух вещей не просто так, а в качестве награды за частое и продолжительное размышление о них. То есть, чтобы пережить такие глубокие чувства, нужно совершить интеллектуальный подвиг. С другой стороны, я прекрасно понимаю, что когда катаешься на качелях, то часто и продолжительно размышлять небезопасно. Лучше просто восхищаться звездным небом без лишней рефлексии.