Общество

Журналист Андрей Ванденко: "За три с половиной часа Владимир Путин дал мне 20 интервью на разные темы"

Автор проекта "ТАСС: Первые лица" рассказал только нашему обозревателю Александру Гамову, как и где он беседовал с президентом
Журналист Андрей Ванденко. Фото: Владимир Гердо/ТАСС

Журналист Андрей Ванденко. Фото: Владимир Гердо/ТАСС

- Андрей, я поздравляю тебя (или Владимира Владимировича) с премьерой.

- Пока рано еще - не вышло. Анонс пока был.

- Нет, это уже не анонс, с ночи сегодня идет информация ( со ссылкой на интервью) о том, как формировался кабинет министров, как Владимир Владимирович выбирал премьера.

- Да, это новости пока идут. В час ночи на ленте ТАСС появилось. Я имею в виду, что целиком первый кусок интервью будет показан чуть позже, видео будет выложено сначала на одной платформе. В принципе этот продукт изначально замышлялся как онлайн для видеоплатформы. То есть это YouTube и все каналы, которые есть в социальных сетях - ВКонтакте, Фейсбук и т.д. Интервью большое записано…

- Сколько по времени?

- 3,5 часа.

- То есть вы сидели 3,5 часа без перерыва?

- С перерывом, но суммарно записали на 3,5 часа, скажем так.

- Территориально это где проходило - в Кремле или в Ново-Огарево?

- И в Ново-Огарево, и в Кремле.

- Вам хватило 3,5 часов или нет?

- Категорически не хватило.

- Еще будет?

- Я не против. Я предложил Владимиру Владимировичу продолжить. Я сказал: «Можем повторить». Если серьезно, я думаю, это будет зависеть во многом от того, насколько эффективной окажется эта форма. Если будет какой-то отклик, если, как написала уже одна из комментаторов Анна Качкаева, формат зайдет, как сейчас выражается молодежная аудитория. Я думаю, что вполне может быть продолжение. Это эксперимент своего рода. И Владимир Владимирович согласился на него, потому что я ему проговорил о формате предлагаемого общения, и до меня ему об этом говорили и Сергей Михайлов (гендиректор ТАСС), и Дмитрий Песков (пресс-секретарь президента). Они ориентировали Путина на то, что мы будем общаться в формате 20 тем, и каждой нужно будет уделить какое-то время, но не зависнуть на одной теме, как бывает: 40 минут можно говорить про Украину или про нацпроекты, еще что-то. Поэтому приходилось как-то этот процесс по возможности регулировать, но в итоге все равно времени не хватило, потому что много тем, которые мы не затронули. Не потому, что мне кто-то мешал, запрещал, а именно из-за того, что времени не хватило. Изначально планировалось, что это будет разговор на час, а в итоге вышло суммарно три с половиной часа. Поэтому многие позиции не затронули из-за дефицита времени, а не из-за каких-то запретных тем.

- Ты, по сути, сделал 20 серий видео.

- Это делал не я… И даже не Путин. Мы записали интервью, наша работа, по большому счету, со спикером на этом закончилась. Дальше трудились специально обученные люди, которые умеют работать с видеоконтентом. И, что немаловажно, когда первая серия пойдет, думаю, на это обратят внимание (хочется верить) - его пытались сделать мультимедийным, в том смысле, что и более интерактивным. Мы попытались снимать не классически, когда стоит камера и два человека сидят перед ней, а фиксировали какие-то крупные планы – лицо, руки, ноги, использовали нарезку кадров, чтобы акцент был, скажем, на мимике либо на жестах. Включали специально изготовленную графику. И, соответственно, монтировали. Поэтому это действительно работа непростая. Люди, которые «на ты» с интернетпространством, этим и занимались - резали, монтировали, вставляли какую-то графику, что достаточно трудоемко и сложно. Это же не просто веселые картинки, нужно было взять правильные цифры, убедительно и понятно нарисовать.

- Сегодня первая серия. Вторая когда будет?

- Завтра вторая. Это будет серия про Украину. Потом будет перерыв на праздники, потому что нет смысла нагружать выходные дни - и 23 февраля, и 24 - нерабочие. 25-го будет серия, по-моему, про нацпроекты, 26-го - про резонансные истории: «дело Голунова», «дело Серебренникова», летние протесты в Москве, митинги, Госгвардия, кто кого, зачем и почему. И заканчивается вся история 26 марта, в день первых выборов 2000 года.

- Темы, вопросы - это, как всегда, только Андрей Ванденко или кто-то еще?

- Я не буду лукавить, это не моя авторская история, это проект ТАСС. Поэтому, естественно, работали вместе. Потому что задача была изначально весьма крупная. Вот сегодня серия появилась, что называется, волей обстоятельств, то есть никто не планировал, что будет меняться правительство, Конституция. Мы в принципе проектировали разговор в большей степени как оценку 20-летнего периода пребывания во власти. Темы были во многом не про сегодня… Вернее, они, разумеется, и про сегодня, но в общем это такая экстраполяция, взгляд в прошлое из нынешнего дня: что удалось, что не удалось, почему так, а не иначе, чего хотели, чего получили.

- А текст ты правил?

- Текст вообще не трогал руками. Есть стенограмма, которая будет выкладываться параллельно с выходом серий.

- Какие-то купюры все-таки были, что-то вырезали?

- Это все целиком и полностью на команде ТАСС.

- То есть ты пока не знаешь?

- Я знаю, разумеется. Конечно, есть. Что-то ушло… Надо учитывать, что я не телевизионный человек, у меня нет такого опыта, как есть, допустим, у тех, кто раньше делал подобные телепроекты с Путиным, и, конечно, который есть у Путина. Потому что он может фору дать, наверное, любому тележурналисту, потому что он на экране постоянно. А для меня это новый опыт. Для меня это оказалось не самой простой задачей. Поэтому какие-то эки, пэки, мэки, корявости - это все подрезается. Если ты имеешь в виду цензура, редактура, чтобы что-то такое острое подкорректировать, то есть моменты, которые, наверное, будут в некоторой степени купироваться. В силу того, что нелепо оставлять то, что уже неактуально, ушло во времени. Ну, может быть, и частности какие-то, несущественные. Полная версия будет в конце, планируется, по крайней мере…

- Всё соединить в единое целое?

- Когда все эти интервью выйдут, их соберут, конечно, но не механически, не просто так, как они выходят. Это будет микст некоторый, может быть, по хронологии, как мы разговаривали... Я не знаю. Это не вполне моя история, потому что этим занимаются люди, понимающие больше моего. Там должно быть еще то, что называется бэкстейдж у телевизионщиков. То есть история про кино, про то, как мы снимали это интервью. Потому что там есть своя целая эпопея: надо было студию строить, камеры профессиональные задействовать и еще много чего. Поэтому я откровенно абсолютно говорю, что пока сказать, во что все выльется, вырулится куда, не очень понятно, потому что это формат новый, не только для ТАСС, но и для Путина тоже. Мы вчера выложили его тизер, обращение к интернет-аудитории. И в конце, когда мы интервью записали, я говорю: «Владимир Владимирович, нам с вами надо сделать еще одно дело. Вы должны обратиться в камеру и сказать зрителям, которые будут наше с вами интервью смотреть, о том, что рады встрече с вами онлайн, будем чаще встречаться». Он мне говорит: «А я не буду с вами чаще встречаться». Я говорю: «Придется. Потому что мы предполагаем это…». Он: «Почему я рад, и почему я должен чаще встречаться?» У него свое восприятие интернета.

- Надо это показать.

- Я думаю, что эта финальная история, когда проект закончится, думаю, этот кадр не вырежут, оставят - именно показать его живую реакцию.

- Я тебя еще раз поздравляю.

- Спасибо.