2019-11-18T12:45:41+03:00

Дело Магнитского как зеркало нашей слабости

Андрей Некрасов о запутанном разбирательстве прошлого десятилетия
Поделиться:
Комментарии: comments25
10 лет назад, 16 ноября 2009-го года в “Матросской тишине” умер Сергей Магнитский.10 лет назад, 16 ноября 2009-го года в “Матросской тишине” умер Сергей Магнитский.Фото: EAST NEWS
Изменить размер текста:

10 лет назад, 16 ноября 2009-го года в “Матросской тишине” умер Сергей Магнитский. Ему было всего 37 лет. Трудно себе представить, что почувствовала его мама, Наталья Николаевна, пришедшая в тюрьму с очередной передачей, когда ей сказали, что ее единственный сын умер.

То, что смерть Магнитского, который не жаловался на здоровье до ареста, привлекла к себе внимание - принципиально правильно.

Но мировая известность дела Магнитского связана не только и не столько с условиями содержания заключенных в российских тюрьмах, сколько с историей героя-разоблачителя, брошенного в тюрьму и убитого коррумпированным режимом.

Европейский суд по правам человека в августе этого года вынес решение по иску матери и вдовы Магнитского, а также иску самого Магнитского, поданному при жизни). Суд согласился с истцами в вопросах, касающихся условий содержания Магнитского под стражей, того, как с ним обращались врачи, а также вопроса о посмертном суде над Магнитским, постановив, что Россия по всем этим пунктам нарушила Европейскую конвенцию по правам человека, и присудил истцам денежную компенсацию в размере 34 тысяч евро.

Автор этого вымысла – Браудер!

Однако, в решении ЕСПЧ есть и другие, крайне важные для дела Магнитского выводы. Суд отклонил жалобу истцов на то, что арест Магнитского был незаконным, что избрание меры пресечения в виде заключения под стражу было необоснованным, что содержание под стражей имело целью заставить Магнитского оговорить себя и что подозрения в совершении Магнитским преступления были недостаточно обоснованы

Дело Магнитского известно в мире, как история российского юриста, разоблачившего многомиллиардное хищение из российской казны, и поплатившегося за это жизнью. Именно на основании этой истории были принят закон Магнитского в США. Магнитский не был арестован за то, что якобы разоблачил кражу налогов из казны и обвинил в этом полицию. Он был арестован, за то, что будучи бухгалтером и налоговым консультантом Уильяма Браудера, помогал ему в уклонении от уплаты налогов.

На самом деле ЕСПЧ подтвердил очевидное. Браудер утверждает, что Россия обвиняет его, вместе с Магнитским, в финансовых преступлениях, потому что он является “Врагом Путина Номер Один”. Но в 2004, когда началось расследование налоговых преступлений Браудера, он был известен как рьяный защитник Путина, восхвалявший политические и экономические решения президента, и, конкретно, уголовное преследование Михаила Ходорковского.

Уголовные дела об уклонении Браудером от уплаты налогов в 2004 году с помощью фальшивого трудоустройства инвалидов в Калмыкии в том, что уголовные дела против него были необоснованными, но сделать этого явно не смог.

Победа, но пиррова

Но меня сейчас больше беспокоит то, чего не смогла сделать российская сторона. В ходе принятия резолюции ПАСЕ по Магнитскому в 2014 году российские депутаты, имевшие тогда полный доступ ко всем процедурам и инструментам этой организации, не смогли дать отпор докладу ПАСЕ, написанному практически под диктовку Браудера и его коллег. Доклад изобиловал самыми очевидными ошибками и противоречиями, и даже американский судья, Уильям Поли (William Pauley), назвал его ангажированной “поделкой”. Судья Поли указывает, среди прочего, на то, что Браудер вмешивался в работу ПАСЕ. Автор доклада ПАСЕ Андреас Гросс рассказывал небылицы о российской жизни, например о процедурах регистрации компаний, которые любой россиянин с мало-мальским житейским опытом разоблачил бы в два счета. Увы, наши депутаты сделать этого не смогли.

ЕСПЧ является органом Совета Европы. Неудивительно, что судьи прочли доклад ПАСЕ по делу Магнитского, и некоторые утверждения из этого доклада перекочевали в ту часть решения ЕСПЧ, которая была призвана отражать предысторию дела, которую якобы никто не оспаривает.

На самом же деле, в тексте ЕСПЧ есть искажения фактов, которых нет даже в мифотворчестве Браудера. Например, в параграфе 28 говорится, что 5 июня 2008 г. на допросе у следователя, Магнитский высказался по поводу незаконного возврата налогов.

Но сам Браудер как в моём фильме, так и на своем сайте чётко говорит, что к 5-му июня 2008 “Сергей еще не раскрыл кражу налогов из бюджета.” Судьи ЕСПЧ, увы, этот документ прочитать не удосужились, и просто скопировали ошибочное утверждение из доклада ПАСЕ 2014 года.

Далее. ЕСПЧ указал на якобы существующий посмертный приговор Магнитскому. Об этом же писали и многие российские СМИ, и не только оппозиционные. Но из решения Тверского суда 11 июля 2013 г. следует, что приговор был вынесен только Браудеру!

Российская Федерация, в ходе рассмотрения иска семьи Магнитского в ЕСПЧ, получила таким образом второй шанс вдребезги разбить миф Браудера о Магнитском. Увы… Хотя в одном из важнейших пунктов дела Магнитского ЕСПЧ признал правоту России - ни мировая, ни российская общественность не уяснила смысла этой победы.

Мы – не рабы. Рабы – немы…

Причиной тому, с моей субьективной точки зрения, является особенность нашей национальной культуры, а именно: неспособность отделять эмоции от логики. Человек умер в тюрьме. Для оппозиции это означает, что тем, кто гневно винит в этой смерти “кровавый режим”, можно не задавать вопросов по поводу каких-то налоговых дел. Эмоциональное отношение к фактам присуще и “официальной” политической культуре. Так, федеральные каналы повторяли вслед за оппозиционными СМИ, что фильм, который я снял, посвящен смерти Сергея Магнитского, хотя он совсем о другом: о том, как Браудер обманул весь мир.

Хотя многие в российской оппозиции и понимают, что Браудер - тот еще комбинатор, для них он все равно - “западный инвестор”, белый человек, а теперь и выдающийся борец за права человека, и потому вызывает гораздо больше доверия, чем какие-то российские правоохранители. Что Магнитский утверждал или не утверждал, и в какой мере участвовал в схеме по уклонению от уплаты налогов в Калмыкии, не имеет большого значения, не говоря уж о том, что все это дико скучно... А вот чувствовать, что ты морально выше путинского государства, что ты - на стороне добра и западной цивилизации – очень даже приятно, а подчас и выгодно.

Путин, положим , не стесняется публично говорить, что Браудер не платил налогов. Но даже в отношении Магнитского ошибся, повторив за сторонниками Браудера, что Магнитский-де был его юристом. Сергей Магнитский был бухгалтером, или, на пост-советском языке, аудитором. И точка!

К счастью, русские не способны грамотно защищать свои интересы – откровенно радуются на Западе. Я бы сказал, что это не просто вопрос языковой техники. Причина наших поражений в вербальном состязании с Западом – в общенациональном комплексе неполноценности, описанном еще Достоевским. Прогрессивное образованное общество у нас всегда идеализировало Запад, стесняясь, сознательно или подсознательно, своего происхождения. “ И чем больше мы им в угоду презирали нашу национальность, тем более они презирали нас самих.”

Пока мы не сможем это в себе изжить, независимо от того - будет Россия в ПАСЕ или не будет – ничего у нас по сути не изменится.

НАША СПРАВКА

Сергей Магнитский – российский аудитор, умерший 16 ноября 2009 года в тюрьме «Матросская тишина». Магнитский подозревался в уклонении от уплате налогов совместно с американским финансистом Уильямом Браудером. Находясь за границией, Браудер начал кампанию с целью придания Магнитскому образа борца с коррупцией и введения одного из первых пакетов громких антироссийских санкций.

ОБ АВТОРЕ

Андрей Некрасов – российский режиссер и кинодокументалист, автор нашумевших фильмов – призеров международных кинофестивалей: «Бунт. Дело Литвиненко» и тд. Вплоть до выпуска последнего по времени фильма - «Акт Магнитского — За кулисами» - считался едва ли не одним из рупоров российской оппозиции, пока не столкнулся с проявлением Европейской цензуры и мести со стороны миллиардера Уильяма Браудера, который стал главным отрицательным героем его фильма-расследования.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Режиссер, снимавший фильм о Браудере, Андрей Некрасов: Человек, придумавший санкционный акт Магнитского — антироссийский расист!

На вопросы «КП [видео]

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Дело Сергея Магнитского»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также