2019-07-06T01:05:31+03:00

Парадоксы русской жизни: Чем меньше на селе остается хозяев - тем больше их наказывают

На фермерских интернет-форумах все чаще звучит тревога: сельхозчиновники массово выставляют им претензии за обнаруженные на полях деревца и грозят отнять землю [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments157
Замысел Олега Егоренкова - выращивать редкие растения в естественных условиях. Но чиновники и суды ему не верят.Замысел Олега Егоренкова - выращивать редкие растения в естественных условиях. Но чиновники и суды ему не верят.Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ
Изменить размер текста:

- … Сам смотри: обрабатывал или нет? - С отставным офицером-подводником Олегом Егоренковым мы стоим на его поле в синих зарослях фацелии, над которыми вовсю трудятся пчелы.

- Да вроде... - говорю, спотыкаясь о перевернутые пласты земли.

- Вооот! - тянет он. - Но, боюсь, что осенью приедут инспекторы, снова скажут, что не увидели обработку и отнимать начнут…

О приключениях Егоренкова на Смоленщине «Комсомолка» рассказывала в прошлом году. Когда-то скупив на родине своего отца почти 300 гектаров земель сельхозназначения, тот загорелся идеей зажить новой крестьянской жизнью. Пробовал заниматься коровами, овцами, но главной мечтой стало устроительство питомника по выращиванию редких дальневосточных растений — лимонника китайского, груши уссурийской, бархата амурского, ореха айлантолистного и еще много чего краснокнижного. Он даже успел вовлечь в это дело единомышленников, которые высаживали в полях все новые орехи. Все вместе они мечтали, как однажды создадут на месте умерших деревень некое экопоселение, будут кормиться натуральными ягодами-фруктами, пить травяные чаи и наслаждаться сельской пасторалью.

Однако шесть лет назад на этой земле появились проверяющие от Россельхознадзора и история пошла по другому пути...

Отняли 61 гектар

«Земельный участок на 100% покрыт сорными растениями, а залесенность и закустаренность составляет 10%… Следы ведения сельскохозяйственного производства, следы проведения агротехнических мероприятий по возделыванию сельскохозяйственных культур и обработке почвы отсутствуют», - протоколы проверок, озвученные в суде, звучали как приговор, и вскоре Егоренков друг за другом лишился 61 гектар земли.

… Больше часа мы идем к его (пока еще его) участкам. Он хочет показать место, где когда-то был родительский дом и где он обязательно поставит свой, а вокруг поселятся его друзья, также заразившиеся идеей жить на земле и сажать лесосады. Бывший подводник не умолкает, продолжая рассказывать об идее родовых поместьев, натуральности и о том, как здорово было бы заново заселить всю эту ныне безмолвную округу. Проходим сквозь густые запахи чабреца, ромашки, тысячелистника, а утыкаясь в плотное облако клубничного аромата, на целый час забываем, зачем и куда шли, и, как в детстве, ползаем по красному от ягод оврагу, набивая полные рты.

Бывший штурман грустнеет — нам надо топать к участкам, которые больше ему не принадлежат. По высокой траве, по перелескам, некогда бывшими распаханными полями, мимо исчезнувших деревень и разбитых коровников.

- Пришли, здесь тоже питомник разводил, - извещает Егоренков, а я таращу глаза: перед нами еще одна заросшая поляна. Неужто за год все деревца поворовали?...

Участок №268

На одном из его бывших участков под №268 — все точь-в точь, как в определении суда: «установлено наличие сорной растительности (100% от общей площади), наличие древесно-кустарниковой растительности»... Ни те стройных рядов саженцев, ни ухоженной земли, ни борозд, ни других следов от тракторов — там и сям небольшие деревца, которые еще нужно найти в густой траве.

- Вот и проверяющие также — нет борозд, значит, не обрабатывал, - вздыхает он. - У всех сельхозземля почему-то с пашней ассоциируется. Но у этой земли нет конкретного назначения, сказано «для сельхозпроизводства» и все. А это может быть и пашня, и пастбище, и сенокос, и пасека, и питомник для саженцев - я сам могу вид деятельности назначить!

- Что-то не похоже на питомник-то, - замечаю.

- Потому что это не промышленный питомник, где на продажу растят. Замысел этого совершенно в другом — разведение краснокнижных дальневосточных деревьев в естественных условиях! Смотри, - раздвигает он траву. Там виднеется молодой кедренок. - Из 13 тысяч посеянных орешков взойдет только один и он будет самым стойким! Вон орех растет, вон еще один и еще, вон лимонник под березой… Но ни Россельхознадзор, ни суды не верят, что я их сажал. И почему они стройными прополотыми рядами должны расти? Где это написано? Я несколько десятков тысяч растений бесплатно раздал, их, в том числе, в национальные парки высадили, а меня все в сельхозпроизводители хотя притянуть. А кто о природе думать будет?

- Так проверяли же вас не кто-нибудь, а специалисты. Им-то виднее...

- Виднее, ага! - Энтузиаст долго не может отдышаться от смеха, а потом зачитывает строчку из показаний инспекторов Россельхознадзора: «с огромным трудом были найдены несколько каких-то растений». Представляешь: «каких-то растений»! Специалисты! В марте 2013 вообще представили какое-то фото как доказательство. Качество низкое, все под снегом, координат нет и где сняли — непонятно. Но делают вывод: на этом заснеженном поле я не пахал, не сеял и коров не пас...

За несколько лет спора с государством энтузиаст прошел около сотни судов, потратив на это почти миллион рублей.

За несколько лет спора с государством энтузиаст прошел около сотни судов, потратив на это почти миллион рублей.

«А мы не понимаем в них...»

- У нас законодательство вообще неоднозначное, и в этой части тоже, - расскажет позже об особенностях проверок юрист Сергей Алексеенков, защищаюший энтузиаста в судах. - Доходит до абсурда. Спрашиваю у них: «Если вы проверяете эти земли, то должны понимать, какие саженцы он высаживает?», а они в открытую: «А мы не понимаем в них»… Что особенно разочаровывает, они нарушили процедуру изъятия, а суд пошел на поводу. Или вот: проводят проверку, выписывают предписание и делают вывод: не обрабатывал — значит, земля ухудшалась. Я им говорю: «А такая агротехническая мера, как пары? Ведь при этом землю не обрабатывают какое-то время, чтобы она набралась сил….»

Потом — если считаете, что плодородие ухудшалось, берите пробы во времени. И начальство им пишет: сделать лабораторные исследования. Те игнорируют это и отвечают: обследовали визуально, ухудшение есть. Потому что, мол, есть зарастание, в последующем возможна эрозия почв, а, значит, ухудшение… Еще из их аргументов: там нетронутый дерн, налицо — необработка. А может, он там траву косил? Или под пастбище использовал? Они должны зафиксировать, что он три года не обрабатывал, но два года они проверяют, потом делают перерыв, потом снова… «А в 2018 году ездили к нему?» - «Нет». - «Почему?» - «А он там и до этого там ничего не делал»…

Вот еще: провели очередную проверку. Спрашиваю: «А как определили границы участка? Выписку заказывали? Поворотные точки...» «Нет, не заказывали». Все на глазок, оказывается. Потом еще один нюанс: из протокола выясняется, что они за час 11 участков прошли. А на следующей проверке фактически тратят полдня, чтобы обойти один из них. Егоренков постоянно пытается доказать, что все проверки липовые. И областной департамент имущественных и земельных отношений, который на основе этих показаний инициировал изъятие, мог бы критично отнестись к этим проверкам, но отнеслись поверхностно….

«На штрафы и суды около миллиона потратил»

Егоренков гадает, отчего же со стороны госорганов такое пристальное внимание к его персоне: то ли несговорчивый селянин Владимир Капотин, которому просто не нравится, что кто-то рядом с ним хозяйничать задумал, а потому строчит на него жалобы во все инстанции. То ли то обстоятельство, что результаты первых проверок его земель суд отклонил, чем, возможно, была задета честь мундира сельхозчиновников…

В смоленском управлении Россельхознадзора тем временем уверяют: Егоренков не один такой, и за 2017-2018 годы они нашли в регионе 7292 заросших гектара, 1190 из них и также были изъяты.

При этом многие российские фермеры отмечают: «лютовать» за необработку Россельхознадзор особенно начал в последние два года.

- Всех знакомых штрафами запугали, - говорит знакомый животновод. - Раньше не трогали, понимали, что не в состоянии мы быстро от кустарников землю почистить, а теперь… Пришел к ним как-то: что делаете-то? Плечами пожимают: мол, начальство сидит в Москве и фото со спутников отсматривает. Увидят заросшую землю и нагоняй: «Почему не штрафуете/не изымаете? Взятки берете?»...»

И на этом фоне Егоренков вполне резонно опасается, что вскоре будут изъяты и остальные земли. Сельхозчиновники же и сегодня твердо стоят на своем: он - злостный нарушитель Земельного кодекса, землю у него отняли по закону, информационная компания «ведется им с целью уклонения от выполнения обязательных требований закона», «земли им рассматриваются как средство обогащения путем продажи по завышенной стоимости» («Пытался продать — деньги на суды нужны были, но никто не купил», - комментирует нарушитель), «доводы о выращивании краснокнижных растений являются лишь ширмой», а «в настоящее время в отношении Егоренкова О.В., как собственника еще 13 земельных участков площадью 209 гектаров проводятся контрольно-надзорные мероприятия, в результате которых также установлены нарушения земельного законодательства»...

- Думал еще иван-чаем заняться — модная нынче тема, но передумал: опять же скажут, что сорняк и ничего не делаю, - пожимает плечами Олег Егоренков. - И тракториста нанимал, чтобы частично пеерепахать и все было, как они хотят, но не верят. Да и денег-то особо нет — на штрафы и суды (а их около 100 было) около миллиона потратил…

Нужны прагматики, а не романтики

И, судя по всему, Олегу Егоренкову помощи ждать неоткуда. Александр Семенов, глава Демидовского района, где когда-то московский садовод-затейник и скупил земли, признает, что району от бурной деятельности энтузиаста — ни горячо, ни холодно.

- Я не вижу продаж от него, как сельхозпроизводителя, его нет, - говорит он, подливая мне иван-чай. - Ну вот есть у тебя 200 гектаров— занимайся, докажи, что умеешь, в чем проблема? Так нет ничего! Лишь проекты. Приезжали к нему какие-то переселенцы, мол, скоро прибудут еще 200 человек, и появится деревня-сад. Продукцию они будут продавать, а отапливаться станут энергией земли.

Здесь хозяин района машет рукой.

- Вот у нас есть в районе еще один москвич, совсем другое дело: больше тысячи гектаров у него, работает человек, недавно купил три площадки под скотину! Пора прекращать с земельным безвременьем, которое и так длилось больше двадцати лет, пришло время возвращать землю в оборот!

И в чем-то он, конечно, тоже прав: районы кровно заинтересованы, чтобы на землю приходили люди с деньгами и техникой — это и новые рабочие места, и поток налогов в местные бюджеты, и прочие пряники. И с этой точки зрения, Егоренков - человек абсолютно лишний для экономики. Району (и не только этому) нужны прагматики, а не романтики.

- А что будет с его землей, которую уже отняли?

- Это в Смоленске надо спросить, ей фонд госимущества занимается.

49 рублей за сотку

Несколько бывших участков Егоренкова без проблем обнаруживаются на сайте указанного фонда. Скоро с молотка должны уйти три из пяти изъятых кусков земли. А вот и тот самый участок 268, на котором мы недавно были. Начальная цена 1,23 гектара — всего 6080 рублей. 49 рублей 43 копейки за «сотку». Поди очередь выстроилась за дармовщинкой?

- Это повторные торги, на первые никто не заявился, - ответили там. - Если снова хозяин не найдется, цена снова будет снижена, а потом отойдет муниципалитету… Сколько заявок сейчас — говорить не имеем права, но обычно северные районы области никого особенно не интересуют…

- Такие земли и впрямь мало кому нужны, - комментируют ситуацию бывалые аграрии. - Чтобы почистить один заросший лесом и кустарником гектар, нужно до 50 тысяч рублей потратить. Рентабельность зерна там низкая. И что нам потом — марихуану выращивать, чтобы окупить вложения?..

Ненужная земля

Я снова еду по смоленской земле, а за окном бесконечный пейзаж из борщевика и перелеска. В одном только Демидовском районе из 32,7 тысяч гектаров сельхозземель сегодня заброшены и не используются 19,2 тысячи, - гласит невеселая статистика, почти 60 процентов. Да и работать особо некому: район давно в лидерах по «наибольшим показателям естественной убыли населения». Люди уходят, а вместе с ними загибаются и деревни: за 16 последних лет число жителей здесь упало с 18,2 тысяч до 11,1 тысячи человек.

Ну, и зачем тогда отнимали-то, если вместо того же Егоренкова с его идеей чудо-садов, никто на эту землю не торопится? И, может быть, для этих, никому не нужных территорий, стоит сделать исключение из правил? Ведь мы же хотим возродить русскую деревню, так? Вот и тащить туда всех, кого угодно. Под любым соусом. Благо таких городских романтиков, мечтающих вырваться из стекла и бетона на вольные луга, немало. И пусть себе создают «родовые поместья», сажают всякую экзотику, наполняя это занятие всякими самодельными философскими концепциями. Чудики? Может быть. Но на эти земли только такие и приходят. Нормальные-то вон — давно из деревень в городские офисы посбегали, подальше от навоза и грязи…

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Я уже дописывал этот материал, когда из Калужской области пришло невеселое известие Здесь худо-бедно, но держал свое хозяйство небольшой фермер. Земля ему досталась вся в елочках, посреди которых он и пас свои 20 коровок, а на досуге потихоньку корчевал деревья. Но полностью расчистить землю не успел, за что ему и стали прилетать штрафы: вся та же «необработка». В итоге человек отказался от земли. И коровы с фермером разъехались в разные стороны: первые на мясокомбинат, а бывший селянин - в областной центр, где устроился водителем. Денег теперь он зарабатывает больше, да и время свободное появилось. А елки на его бывшем участке рубить больше некому…

Чем меньше на селе остаётся хозяев - тем больше их наказывают.Корреспондент «Комсомолки» узнал за что хотят отнять землю у Олега Егоренкова, который выращивает редкие растения на СмоленщинеАлексей ОВЧИННИКОВ

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Как москвич решил обустроить в деревне райский сад, а местные жители оказались против

Бывший офицер-подводник купил на Смоленщине участки, чтобы возродить вымирающее село, откуда родом его предки. Но землю у него отбирают. Наш спецкор Николай Варсегов изучал эту историю

Жители смоленской деревни Полуяново, подобно загадочному народу майя, ушли из своих жилищ и канули в неизвестность. Полуяново в 70 км от Смоленска на север. А до ближайшего городка Демидова 15 км по хорошей дороге. Иду я по деревенской улице. Всюду брошенные дома, сады. Яблоки, вишни, сливы наливаются сочной зрелостью. Дорога заасфальтирована. У каждого дома стоит колодец. Но я утоляю жажду в сей жаркий полдень гроздьями красной смородины. Место для жизни ну прямо райское. Что же людей заставило покинуть свои жилища: НЛО? Эпидемия? Египетское изгнание? Экологическая катастрофа? (подробности)

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также