Общество

Суд по делу Гайзера: Владимир Беляев раскрыл схему откатов для команды Зарубина

Чиновники получали деньги от предприятий дорожной отрасли, крупных строек и долю за завышение тарифов на электроэнергию
Александр Зарубин, Алексей Чернов, Владимир Торлопов

Александр Зарубин, Алексей Чернов, Владимир Торлопов

Фото: komikz.ru

В Замоскворецком суде Москвы по «делу Гайзера» свидетелем выступает бывший руководитель республиканского агентства по управлению имуществом Владимир Беляев.

Полные показания Беляева содержатся в протоколе допроса от 20 сентября 2015 года. Его допрашивали на следующий день после ареста фигурантов «дела Гайзера», когда он находился в СИЗО Сыктывкара по обвинению в хищении путем мошенничества пяти государственных квартир. Эти показания оглашали в Замоскворецком суде по «делу Гайзера» и Беляев их подтвердил.

На первых допросах он рассказал, как Александр Зарубин из мелкого коммерсанта стал «серым кардиналом» республики. А также рассказал о появлении ОПГ «Айвенго», которая решала вопросы с представителями криминального мира и обеспечивала силовую поддержку команде Зарубина.

В третьей части подробно описываются события, происходившие в Коми в 2000-е годы, какими их видели из коридоров власти, сообщает БНК.

Новая команда у власти

Свидетель Беляев в ходе допроса отмечал, что в 2001 году Александр Зарубин занял должность главного советника главы Коми и влиял на экономическую политику в регионе. Зарубин взял под личный контроль взаимоотношения республики с Виктором Вексельбергом и принадлежащей ему группой компаний «СУАЛ» по вопросам недропользования и развития крупного алюминиевого производства. В середине 2000-х годов намечалось строительство крупного алюминиевого комплекса в Печоре и Сосногорске.

Беляев считает, что результатом действий Зарубина стал его последующий уход в топ-менеджмент компании «Ренова», входившей в состав «СУАЛ».

- После того, как алюминиевый проект был закрыт, Зарубин ушел из ОАО «СУАЛ», оставив вместо себя Чернова. Он стал лично курировать направления, которые были в компетенции Зарубина. В том числе по созданию АО «Печорауголь». После создания этого предприятия, МВД по Коми проводило доследственную проверку. Большие сомнения у правоохранительных органов вызывала оценка государственного пакета акций предприятия, которую проводила принадлежащая Андрею Бондарю фирма, где была директором Наталья Моторина. Сам Бондарь в то время занимал должность начальника юридического отдела министерства имущественных отношений республики. По инициативе прокурора и судебных органов рассматривался вопрос об оценке, однако решение не было принято в связи ликвидацией ответчика, проводившего оценку, - продолжал свидетель.

Беляев коснулся работы в руководстве республики в начале 2000-х годов команды профессиональных менеджеров: Николая Левицкого, Алексея Кабина и Павла Орды.

- В январе 2003 года по инициативе Зарубина, при непосредственном участии Чернова, была произведена смена высшего руководства республики, не отвечавшего требованиям Зарубина, - отметил свидетель.

В результате своих должностей лишились первый заместитель главы Коми Алексей Гришин, заместители главы Коми Евгений Лескин и Юрий Колмаков. На смену им пришла команда профессиональных менеджеров из бизнеса во главе с Левицким. При назначении их на должности Торлопов не был знаком ни с Кабиным, ни с Ордой, знакомство с Левицким носило поверхностный характер. Пришедшая команда вела политику приватизации госпредприятий и собственности, ведения экономики республики по методам управления бизнесом.

Принципы работы ЗАО «РК»

По словам Беляева, в этот период появилась так называемая корпорация «Республика Коми» или ЗАО «РК». В команде Зарубина были четко распределены сферы влияния между участниками. Так, Орда единолично курировал финансирование дорожной отрасли из бюджета Коми. Правоохранительные органы неоднократно проводили доследственные проверки по переуступке прав требования республиканского бюджета с большим дисконтом. Кабин курировал финансы и имущественный блок, однако через год он ушел с должности, ссылаясь на отсутствие перспектив личных доходов. Затем место Кабина занял Гайзер. Сам Левицкий вел общее руководство командой.

Далее свидетель привел основные источники доходов команды Зарубина.

- Первое - доходы от предприятий дорожной отрасли: ГУП «Автодор Коми», «Труддорстройпром», «Темп» и других. Доходы были в виде откатов от государственных контрактов порядка 10% стоимости контракта. Второе - доходы от крупных государственных строительных подрядов, например, снос старого и строительство нового здания театра драмы им. Савина в Сыктывкаре. Третье - доходы от тарифной политики в сфере энергетики, получение доли от завышения тарифов на электрическую энергию для предприятий региона, - перечислил свидетель.

В ходе допроса были затронуты обстоятельства возникновения ОАО «Фонд поддержки инвестиционных проектов Республики Коми».

- После 2003 года началась приватизация государственных активов в связи с законом о приватизации. Процессы приватизации были мало подконтрольны руководству республики. В 2006 году у руководства региона появилась идея создания структуры - «Фонд поддержки инвестиционных проектов Республики Коми», через которую можно было бы контролировать отчуждение республиканской собственности и отдельных государственных предприятий. Кроме того, использовать государственное имущество, например, офисных зданий, в интересах команды Зарубина. В период подготовки и создания фонда была произведена инвентаризация наиболее ликвидных и ценных активов республики: акций СЛДК, ЗАО «Приветливый берег», ГУП «Сыктывкарский», - рассказал Беляев.

По его словам, пошел активный процесс приватизации в форме акционирования республиканских ГУПов для последующей передачи пакетов акций в «Фонд инвестпроектов». При подготовке к этому был произведен взаимообмен активами между республикой и городом. В частности, из республиканской собственности муниципалитету был передан кинотеатр «Родина», а в обратном направлении перешли здание гостиницы «Сыктывкар» и не менее пяти других объектов. В дальнейшем здание кинотеатра стало активом Зенищева, в нем открылся клуб «Озон». Здание гостиницы «Сыктывкар» стало подконтрольно ОПГ «Айвенго». Кроме того, из республиканской собственности городу перешло здание ДК «Металлист», затем на его месте был построен жилой комплекс.

Кудинов - «кошелёк» Зарубина

Свидетель рассказал о передаче зданий, в которых располагались органы госвласти и госучреждения. Фонд стал взимать арендные платежи с государственных учреждений. В год выделялось несколько десятков миллионов рублей на эти цели.

- Полученные за аренду денежные средства фонд использовал по своему усмотрению. При создании фонда на должность гендиректора был назначен Юрий Шаталов, бывший работник Коми соцбанка и фактически человек Зарубина. После смерти Шаталова пост гендиректора фонда занял министр промышленности Коми Константин Мальцев. Для контроля исполнения воли Зарубина и Чернова внутри фонда на должность замдиректора был назначен Игорь Кудинов. Кудинов знаком с Зарубиным с 90-х годов, когда Кудинов возглавлял один из отделов Коми социального банка. Насколько мне известно, Кудинов являлся «кошельком» Зарубина, у которого всегда можно было занять крупную сумму денег. Кудинов в последующем контролировал возврат денег с процентами, - отметил свидетель.

Беляев считает Мальцева человеком Орды.

- Кудинов - человек Зарубина и Чернова. Фактически главенствующая роль в фонде принадлежала Орде, он же принимал решения по стратегическим вопросам, пока находился у власти. В совет директоров фонда в самом начале входили замглавы Коми Гайзер, я, как министр имущественных отношений, Николай Герасимов - министр промышленности, Валерий Аликин, представлявший дорожное агентство, Иван Стукалов от Минэкономразвития Коми, - перечислил он.

По словам свидетеля, при создании фонда и для его развития из республиканского бюджета были выделены сотни миллионов рублей. Фонд располагал деньгами, заработанными от аренды государственного имущества. Какой-либо экономической деятельностью при Орде фонд не занимался, сводя хозяйственно-экономическую деятельность к предоставлению займов коммерческим структурам, входившим в сферу интересов.

- Примером может служить предоставление в 2008 году займа в размере около 100 млн рублей Сыктывкарскому промышленному комбинату. Компания на тот момент являлась чисто коммерческим проектом и к республике не имела никакого отношения, - отметил свидетель.

Как проворачивали приватизацию «Зеленецкой»

В 2009 году у Орды произошел личный конфликт с Черновым.

- Насколько я знаю, Орда начал тянуть одеяло на себя, при этом Чернов продолжал действовать в интересах команды Зарубина. На почве этого Орда в 2009 году покинул свой пост, а у одного из лидеров «Айвенго» Юрия Бондаренко возник конфликт с Веселовым, - рассказал Беляев.

Как считает свидетель, оба конфликта могут быть связаны с ослаблением контроля за республикой со стороны Зарубина, который в это время лечился от рака горла. В 2010 году Мальцев был назначен министром промышленности Коми, а директором фонда стал Кудинов. К этому времени братья Бондаренко фактически были выдавлены из ОПГ «Айвенго», а причитающиеся им доли в различных компаниях были перераспределены Кудиновым между Зарубиным и Веселовым.

По его словам, в администрации главы и правительства Коми Гайзер и Чернов сформировали близкое окружение из сотрудников администрации, которых могли посвящать в свои дела и использовать для решения личных проблем. В разные периоды в это окружение входили Лилия Опарина, Александр Ольшевский, Павел Марущак, Анатолий Родов.

- Они ежемесячно получали от Гайзера и Чернова существенные доплаты из средств, полученных в результате теневых и сомнительных схем. Деньги им передавались наличными, - отметил Беляев.

С назначением в 2009 году на должность гендиректора фонда Игоря Кудинова управление им стало менее прозрачно, указывает Беляев.

- Насколько мне известно, в период правления фондом Кудиновым из-под прямого контроля фонда с подачи Зарубина и Чернова выбыли ряд ликвидных предприятий Коми, таких как птицефабрика «Зеленецкая», ГУП «Сыктывкарский», СЛДК и другие, - отмечает свидетель. - По поводу птицефабрики «Зеленецкая» могу пояснить следующее. Примерно в 2006 году министр финансов Коми Гайзер сообщил, что в план приватизации республиканского имущества необходимо включить ГУП «Птицефабрика Зеленецкая». Приватизация планировалось путем акционирования. Как правило, инициатива принятия решений исходила от Зарубина или Чернова. Гайзер поручил мне довести информацию о приватизации до руководителя птицефабрики Николая Черного, чтобы он начал подготовительные мероприятия, что я и сделал. Черный отреагировал на это сообщение крайне негативно, угрожал забастовкой сотрудников, если эта процедура будет начата. Думаю, что Черный просто боялся потерять место. Я сообщил о реакции Черного Гайзеру, после чего он провел собрание с руководством коллектива. На собрании он разъяснил позицию о необходимости приватизации. В результате птицефабрика была акционирована, 100% акций стали принадлежать республике. Однако вскоре акции птицефабрики были включены в план приватизации и переданы «Фонду поддержки инвестиционных проектов». Никакого логического обоснования этому шагу не было. Все производилось по указанию Гайзера и, полагаю, что изначально было частью схемы по обогащению Зарубина и его окружения.