Звезды

Молодого Андрона Кончаловского за «оплевывание» выгнали из Владимира

К 80-летнему юбилею режиссера во Владимире идет ретро-показ его главных фильмов
.

.

Фото: Евгения ГУСЕВА

Вторую неделю сразу на трех площадках Владимира можно бесплатно посмотреть восемь самых знаменитых фильмов Андрона Кончаловского. .

Открыл ретроспективу самый первый полнометражный фильм мастера «Первый учитель». Сегодня, 26 сентября, в 18.00 в киноклубе «Политехник» в актовом зале ВлГУ покажут его последнюю ленту «Рай», удостоенную «Серебрянного льва» Венецианского кинофестиваля. Он рассказывает о борьбе с фашизмом русского Сопортивления во Франции.

28 сентября там же — показ и обсуждение «Романса о влюбленных», пожалуй, самого пронзительного фильма за всю долгую кинокарьеру Андрея Кончаловского.

Ирина Мирошниченко и Иннокентий Смоктуновский в фильме "Дядя Ваня"

Ирина Мирошниченко и Иннокентий Смоктуновский в фильме "Дядя Ваня"

Как Ирина Мирошниченко снималась в снегу

Вчера в малом зале (он не вместил всех желающих, и многим пришлось уйти) кинокомлекса «РусьКино» состоялась своего рода кульминация показов. Выступить перед демонстрацией фильма «Дядя Ваня», поставленного Кончаловским почти полвека назад по пьесе Чехова, приехала сыгравшая в нем народная артистка Ирина Мирошниченко. И вспомнила, как зимой 1966 года снималась под Владимиром в будущем шедевре мирового кинематографа «Андрей Рублев», сценарий которого написали два Андрея — Тарковский и Кончаловский.

Мирошниченко в «Рублеве» исполняла крохотную роль Марии Магдалины в фантасмагорической сцене распятия Христа среди русских снегов.

Ирина Мирошниченко в роли Марии Магдалины.

Ирина Мирошниченко в роли Марии Магдалины.

- Нас тогда поселили в какой-то пятиэтажной гостинице и привезли в совершенно пустынное место, - рассказала Ирина Мирошниченко. - Там было только заснеженное поле и совсем узенькая тропинка вдоль. Ходить следовало только по ней, никуда не сворачивая, чтобы не наследить — для сцены распятия требовался первозданный снег. Босые люди должны были идти на Голгофу, увязая в этом снегу, и плакать.

А до этого Тарковский и Кончаловский приезжали показать свой сценарий «Рублева» владимирскому археологу, историку архитектуры и реставратору с мировым именем Николаю Воронину. Именно он раскрыл значение Владимиро-Суздальского зодчества и выполнил реконструцию владимирских соборов и храма Покрова на Нерли. Киношники хотели, чтобы научное светило одобрило их творчество - ведь нужно было получить у государства разрешение и финансирование на съемки. Но тот назвал фильм «пасквилем в двух сериях» и выгнал будущих кинозвезд из своего родового дома (он и теперь стоит напротив «Северный Торговых рядов», там есть мемориальная доска).

Ирина Мирошниченко и Андрон Кончаловский на съемках фильма "Дядя Ваня"

Ирина Мирошниченко и Андрон Кончаловский на съемках фильма "Дядя Ваня"

Ученый-патриот обвинил Кончаловского и Тарковского в садизме

Некоторые оценки Воронина удивительно перекликаются с современными претензиями к кинематографу.

- Чем дальше я читал сценарий, тем более нарастало сначала недоумение, потом раздражение и, наконец, протест, - писал доктор исторических наук на «Мосфильм». - Андрея Рублева в сценарии в сущности нет, есть серия эпизодов, где присутствует случайно Рублев, но которые никак не подводят к раскрытию его творчества, а это должно бы быть главной задачей фильма.

Взбешенный реставратор горячо протестовал против «сочинения, не имеющего никакого отношения к имени великого русского художника и чернящего культуру средневековой Руси и русский народ». Патриотически настроенному ученому был нестерпим грубый натурализм сценария, изобилующего жестокостью и кровью «вымышленных злодейств», он решил, что «авторы с каким-то садизмом и цинизмом мазали Русь сукровицей и грязью».

- Сценарий - это партитура, по ней нельзя судить о музыке, - парировали молодые гении. - Ее надо услышать - фильм убедит Вас…

В итоге сценарий одобрил другой именитый искусствовед - профессор Николай Сычев, который в 1940-1950-х годах жил во Владимире в ссылке. А Воронин, посмотрев даже урезанный цензурой фильм, пришел в ярость. «Обогащает ли «Рублев» арсенал средств нравственного и гражданского воспитания советского человека? - писал он в областную газету. - В фильме много гнусностей, вроде затяжного убийства кретином-монахом Кириллом собаки, или вымышленного кровожадной фантазией авторов ослепления мастеров. Есть даже, правда, очень скромный, «секс» под формою празднования Ивана Купалы. Гражданственность едва ли можно укрепить при помощи оплевывания прошлого!»

- Два Андрея нашкодили вокруг имени великого тезки, - завершил он статью. - Если бы фильм был назван - «Андрейкины страсти» или как-либо в этом роде, нам не пришлось бы писать этой грустной рецензии...

С тех пор прошло 50 лет. Фильм сначала запретили, потом урезали, затем снова восстановили. И сняты уже новые фильмы, которые вызывают еще более яростные обвинения в «оплевывании» - та же «Матильда», например. А Андрей Кончаловский сегодня в Италии опять снимает кино — на этот раз о Микеланджело. Кстати, теперь он тоже многое переосмыслил и считает, что надо было написать «Андрея Рублева» по-другому — оставить только эпизод про литье Бориской колокола да и все.