Общество

При царе владимирцы встречали Новый год шампанским с ромом

Зимние праздники на Руси издавна не обходились без фейерверков, катания с гор, танцев и крайне длинных выходных дней

Владимирская губерния отнюдь не оставала от всей Российской империи в умении с шиком отметить праздник.

КОКТЕЙЛЬ «ССЫЛЬНЫЙ ГЕРЦЕН»

Оппозиционный публицист, незаконнорожденный сын московского богача, Александр Герцен был сослан в нашу провинцию за «распевание песен, порочащих царскую фамилию». Новый 1838 год он встретил на почтовой станции под Нижним Новгородом, по дороге из Вятки во Владимир. По дороге он сходу изобрел убойный коктейль. Рецепт и история ядреного напитка создания дошли до нас в мемуарах писателя «Былое и думы»:

«Посмотрите, - сказал камердинер Матвей, - скоро двенадцать часов, ведь Новый год-с.

Шампанское оказалось замерзнувшим вгустую; ветчину можно было рубить топором, она вся блистала от льдинок. Мороженое шампанское не то чтоб слишком нравилось смотрителю, я прибавил ему в вино полстакана рома. Это новое half-and-half имело большой успех. Ямщик, которого я тоже пригласил, был еще радикальнее: он насыпал перцу в стакан пенного вина, размешал ложкой, выпил разом, болезненно вздохнул и несколько со стоном прибавил: «Славно огорчило!»

А вот во Владимире богатенького повесу ждал ничтожный чин титулярного советника и убогий провинциальный сервис.

«На другой день, часов в восемь вечера, приехал я во Владимир и остановился в гостинице, чрезвычайно верно описанной в "Тарантасе" со своей курицей "с рысью" (с рисом – авт.) и с уксусом вместо бордо, - записал Герецен в первый день наступившего года. - Подавал это половой с тем ухарским пробором и отчаянным виском, которым отличались прежде одни русские половые, а теперь - половые и Людовик-Наполеон».

ПОСЛЕ ПЕРВОЙ ЗВЕЗДЫ

В те времена Владимир жил по старому стилю, и сначала праздновалось Рождество, а Новый год был вторым и даже второстепенным праздником.

Ночью 25 декабря (сейчас это 7 января) православные горожане шли на Рождественскую литургию, каждый – в свой приходской храм «шаговой доступности». А вот главная служба с вип-прихожанами совершалось в Крестовой церкви Богородице-Рождественского монастыря. Этот храм сегодня действующий, хотя при советской власти там был устроен спортивный зал, где сотрудники ЧК-НКВД играли в футбол.

После молебна в Архиерейских парадных покоях вокруг губернатора собирались степенно поговорить и настроиться на будущие разговины высшее священство и высокопоставленное чиновничество. Здесь же - предводитель дворянства, господа офицеры гарнизона, купцы, а также руководители образовательных учреждений и богоугодных заведений.

Архиерейский дом. Литография К.Эргота, 1880 год.

Архиерейский дом. Литография К.Эргота, 1880 год.

ВСЕ – В ПАРК

Когда парка «Липки» еще не было (как и самих лип), владимирцы уже норовили гульнуть на этом месте, представлявшем собой просто армейский плац. Деревья уже росли вокруг нового губернаторского дома (сейчас в нем располагается областное телевидение), были проложены дорожки к косогору с видом на Клязьму. А на месте нынешнего конного памятника князю Владимиру очень кстати стоял деревянный ресторан-ротонда, рядом с которым губернатор, князь Иван Долгоруков, впервые велел поставить шатер – для общедоступного городского веселья. Для пущего комфорта в парке ставили и металлические печки, у которых можно было погреться.

Главное народное развлечение - катание с ледяных гор. Заливали и естественные склоны, и специально строили из досок горки с крышей наверху. Пространство от Дмитриевского собора до ограды Богородице-Рождественского монастыря и сама Соборная площадь на время зимних праздников превращалась в своего рода «Луна-парк». Самую большую гору пафосно именовали «Кристальной».

СВЯТКИ-КОЛЯДКИ

Князь И.М. Долгоруков.

Князь И.М. Долгоруков.

Мы зря иногда жалуемся на «слишком длинные» праздники. А в старину в обязательном порядке выходными были сразу 12 дней – от Рождества до Крещенья веселились на Святках. Даже по дому работать было плохой приметой, считалось, что если будешь шить, то в семье уродится слепой, а если лапти плести – кривой.

Публика поблагородней посещала балы, где не только танцевали, но и в карты играли. Самый большой бал – в здании губернского Дворянского собрания («Дом офицеров). А перед этим положено хорошенько покататься туда-сюда по Большой Московской улице. Это была настоящая «ярмарка тщеславия» – у кого транспорт круче, меха дороже, у которой дамы кавалеров больше.

Интерьеры Дворянского собрания во Владимире создал архитектор Никитин, автор убранства Большого театра в Москве, так что обстановка поражала - мраморная лестница, колонны, лепнина, позолоченные канделябры, огромные люстры, а зеркала – под самый потолок.

«Весь залитый электрическим светом – зал, заполненный нарядно одетой публикой, радостной в звуках оркестра действительно был как-то сказочно прекрасен на общем довольно будничном фоне городского быта», - восторгались газеты в начале 20 века.

Бал начинали полонезом, не таким строгим танцем, как менуэт, которым увлекались в совсем дремучие времена. А затем, вальс – буквально врывавший тогдашний танцпол.

Публике попроще доставались елки и фейерверки да святочные гадания. Кстати, после рождественской службы свечи для детей свечи на елке зажигали совсем ненадолго, основные детские праздники приходились на второй-третий день Святок и сопровождалось массовым колядованием.

В начале XX века владимирское Благотворительное общество детской помощи и детских развлечений устраивало в Народном доме (нынешний Театр кукол) бесплатные спектакли и елки на 500 человек с раздачей лакомств.

И святая традиция Рождественских праздников – благотворительность. Списки жертвователей публиковали в газетах, которые подсчитали, что, например, в 1869 году было собрано 220 рублей, которые полицмейстер лично раздал беднейшим владимирцам.