Общество

Пенсионерка готова уехать за сиделкой-гастарбайтером в Таджикистан

Мигрантку хотели депортировать из Челябинска, потому что она не могла выговорить адрес своей прописки

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Пять лет живет в Челябинской области 45-летняя уроженка Таджикистана Шукрона*. Есть патент на работу, с документами полный порядок. Муж тоже трудится в России, но в другом регионе.

15-летний сын Шукроны учится в уральской школе, говорит совсем без акцента.

— Дома в начальных классах я отдала его в русскую школу, — рассказывает женщина, — а здесь, в России он очень старается: уроки делает без троек.

У самой Шукроны за плечами институт и диплом педагога дошкольного образования. В Челябинске она нашла работу сиделки: ухаживает за немощной 82-летней бабушкой, главой большого семейства. И живет в ее доме вместе со своим сыном.

«ВЫ ГДЕ ЖИВЕТЕ?»

Как-то Шукроне пришлось по печальному поводу лететь домой: хоронить погибшего старшего сына. На обратном пути на КПП пограничник спросил, глядя на штамп прописки в миграционном листе:

— Где живете?

Этот вопрос Шукрону ввел в ступор. Выговорить название улицы Сельскохозяйственная она не смогла. Застряли слоги в горле и не выходят.

— Вы что, не знаете место своей временной прописки?! — насторожился страж на пропускном пункте.

Шукрона краснеет и еще ниже опускает голову. А пограничник делает вывод: прописка либо куплена, либо является фальшивкой. И Шукрону штрафуют.

СНОВА ШТРАФ И… СУД

Проходит время. Женщина опять летит в Таджикистан и снова на российском КПП не может выговорить злополучное название улицы. Природная скромность мешает объяснить все по порядку.

На этот раз следует штраф, и дело передается в суд. И суд выносит решение: депортировать подозрительную таджичку.

— Шукрона нашла меня через таджикскую диаспору, — рассказал юрист из Миасса Айдар Кучуков. — Меня задела в этой истории судьба ее сына. Учителя в школе от него в восторге. Да и сам он не хотел бросать новую родину.

ДЕПОРТАЦИЯ НАРУШАЕТ ПРАВА РЕБЕНКА

Юрист Айдар Кучуков.

Юрист Айдар Кучуков.

Но еще большая трагедия разыгралась в семье, где Шукрона работала сиделкой. Ее подопечная так к ней привязалась, что и слышать не хочет о расставании. Да и врачи признали: разрыв плохо скажется на состоянии старой женщины. Потому на семейном совете решили: в случае депортации пожилая мать поедет с Шукроной в Таджикистан. Но семья будет оплачивать все расходы по уходу.

— Пока в этой истории все могут выдохнуть и улыбнуться, — успокаивает юрист Кучуков. — Суд отменил приказ миграционной службы: Шукрона и ее сын останутся в России. Судья учел, что моя подзащитная занимается общественно-полезным трудом и воспитывает несовершеннолетнего сына, который находится на ее иждивении.

— В случае депортации мамы нарушаются права мальчика согласно статье №9 «Конвенции о правах ребенка», — продолжает юрист. — Там сказано, что государства-участники конвенции не могут разлучать ребенка со своими родителями вопреки их желанию.

Шукрона пока не может поверить своему счастью и учит правильно выговаривать слово, которое чуть не изменило ее судьбу.

* По просьбе героини материала мы не публикуем ее фотографии, заменили имя, место проживания и возраст ее и сына.