2017-04-21T10:50:17+03:00
Комсомольская правда

Еще раз о Петропавловском парке

История этого историко-культурного памятника насчитывает порядка 300 лет. А дискуссии о его текущем состоянии и реконструкции не прекращаются до сих пор.
Стадион «Красный Перекоп»: как здесь занимаются спортом… Фото: Анна ЛУКИНА.Стадион «Красный Перекоп»: как здесь занимаются спортом… Фото: Анна ЛУКИНА.

Слово - Елене Плесневич, архитектору, начальнику отдела по охране памятников при главархитектуре администрации Ярославской области (1994-2004г.г.), директору научно-проектного предприятия «Яроград», заместителю главного архитектора Ярославской области.

Ее активно поддерживает и Елена Богданова, председатель общественного совета в защиту Петропавловского парка и житель Красноперекопского района Ярославля.

Говорят, в одну реку не входят дважды, но мне, видимо, придется в связи с теми событиями, которые сейчас происходят вокруг Петропавловского парка в Ярославле. К сожалению, авторы – архитекторы всех последних проектных инициатив - так и остаются известными только очень узкому кругу лиц.

Но я все же попробую апеллировать ко всем и особенно к тем, кто уже более 10 лет доказывает горожанам, что занимается охраной этого ценнейшего объекта исторического культурного наследия.

Ярославцы предлагают взять стадион в муниципальную собственность. Фото: Анна ЛУКИНА.

Ярославцы предлагают взять стадион в муниципальную собственность. Фото: Анна ЛУКИНА.

Оговорюсь, что я, как архитектор, совсем не против застройки окружающих парк территорий. Опасность заключается лишь в том, кто, что, где и как будет строить. В конце 80-х и в 90-х годах прошлого века, занимаясь парком с группой специалистов (имеющих, кстати, имена и фамилии: C. Андреева, Е. Колбовский, Г. Лызлов, Э. Шевченко и Т. Штоколенко из Санкт-Петербурга и др.), наша мастерская по охране памятников при Главархитектуре облисполкома предлагала именно за счет окружающих парк территорий наладить процесс его восстановления.

Был выполнен даже не один проект, а целый ряд работ: археологических; по реставрации регулярного парка; по гидрогеологии территорий, с выявлением водосборных бассейнов и расчетом водного баланса прудов; проект реконструкции всей гидросистемы с мероприятиями по очистке прудов и водопропускных каналов. И еще была разработана концепция использования территорий «градостроительного комплекса в русле Кавардаковского ручья», которая охватывала территории вокруг парка вплоть до места, где ручей впадает в Которосль. Я, как руководитель мастерской и авторского коллектива, представляла проект на заседании муниципалитета Ярославля, и он был рекомендован к реализации.

По сути, тогда мы разработали то, что сегодня называется проектом планировки и проектом межевания (даже границы совпадают с сегодня заявленными). Тогда же в исторических исследованиях к ПДП впервые было доказано значение комплекса Ярославской Большой мануфактуры как второго центра города. И то, что любой застройкой пространства, занятого стадионом, будет уничтожен главный архитектурный замысел ансамбля – визуальная, а теперь и историческая перспектива на храм.

Именно поэтому мне так странно читать и слышать сегодня об исследованиях, в том числе археологических(?), которые проводили некие специалисты по заказу арендатора парка. И это в то время, когда на фабрике «Красный Перекоп» хранятся с 1990 года более 20 томов исследований, в том числе, археологических, выполненных по жесточайшим методикам советской реставрации парковых ансамблей. Зачем арендатору ООО «Гилси» надо было снова тратить огромные деньги на предпроектные и проектные работы, предмет которых – объект культурного наследия - парк, неизменен? Вопрос риторический.

А вот сам парк при арендаторе деградировал настолько, что его почти нет. На что ушли 177 объявленных млн. руб., не ясно.

Участок с регулярной петровской планировкой и вековыми деревьями вырублен. Теперь на его месте - пустырь, густо заросший бурьяном. Южная часть – английский парк - сильно заболочена, заросла березами, осинами и городскими сорняками. Участок дома управляющего фабрикой - развалины заросшие самосевом. Пруды зарастают тиной и тихо умирают, их будущее совершенно объективно – болото. Страшные для парка, являющегося памятником архитектуры, корявые заборы «разрезали» единый с церковью ансамбль на какие-то случайные куски-участки, тогда, как исторически комплекс имел очень продуманную систему пространств и оград разной степени замкнутости и доступности. Исключающей свободный доступ была только ограда вокруг участка с домом управляющего фабрикой. Кстати состояние, в которое пришло само здание, как и здания богодельни и светлицы, уже не позволяет говорить ни о какой реставрации - от них остались руины.

Судя по статьям в защиту арендатора, те, кто проектирует, плохо знает предмет. В территорию охраняемого объекта входит не только регулярный парк, но и живописный английский парк, созданный в конце XIX века при последнем хозяине ЯБМ фабриканте И.А.Карзинкине. Сейчас он, похоже, трактуется как та самая юго-восточная территория, которая теперь подлежит застройке (южнее только территория психоневрологического интерната).

Кстати, «ужасная сырость», о которой писали апологеты застройки парка в статье в 2015 году, это не случайность. Это результат долговременного процесса. Прудовое хозяйство уже более 20 лет без ухода. И болота, побежденные 300 лет назад голландскими инженерами, при таком отношении неизбежно вернутся. Это подтвердила работа, выполненная приглашенными из Санкт-Петербурга учеными гидрогеологами. Гидросистема сегодня требует еще больших затрат, чем 20 лет назад. Природа берет свое. Как можно планировать строительство на болоте?

Незнание предмета охраны - это еще полбеды. Гораздо туманнее выглядит то, что известно о проекте и экспертизе. Если у арендатора есть проект, выполненный «с учетом лучших мировых практик», то почему бы не показать его общественности, тем более теперь, когда начинается процесс активного освоения смежных территорий. Проект – это всегда открытость и прозрачность. Устроить, например, небольшую презентацию-выставку, сообщив, кстати, имена разработчиков. Ярославль – город маленький, имена практикующих архитекторов известны. Зачем их прятать от горожан, как впрочем, и имена экспертов. Имена, например, уровня Д. Лихачева, выступившего экспертом по парку в конце 80-х, несомненно, способны будут убедить ярославцев в достоверности информации о проекте и чистоте намерений арендатора.

Схема освоения территорий вокруг парка должна обеспечить накопление средства для реконструкции уникального не только для Ярославля, но и для России паркового комплекса. Только призывами инвесторов или государства такой объект не поднять. Это объективная логика событий, и от нее некуда не уйти. Нужны экономические расчеты и правовые документы, которые должны убедить инвесторов в серьезности намерений будущих хозяев парка. В 90-х этого сделать не удалось. Удастся ли теперешнему арендатору? Пока очень сомнительно, так как кроме красивых, не очень грамотных разговоров и откровенного лукавства в его действиях ничего нет.

P.S.

В муниципальную собственность стадион и спортивный зал АООТ «Ярославский комбинат технических тканей «Красный Перекоп» были переданы в соответствии с распоряжением департамента по управлению государственным имуществом администрации Ярославской области № 22 от 24.01.1997 г.

Имущество поступило на баланс управления образования мэрии, и расходы на его содержание легли на комитет по физической культуре и спорту. А спустя восемь лет, в конце декабря 2005 г, стадион с баланса мэрии списали – по просьбе МОУ ДО «Детско-юношеский центр «Красный Перекоп», у которого он находился в оперативном управлении

Напомним, парк арендован под реализацию проекта регенерации исторической территории с приспособлением под парк-отель.

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости: